80-летие Родиона Щедрина

О событии

Московская филармония празднует 80-летие живого классика Родиона Щедрина.
Это тот самый счастливый случай, когда эпитет «живой классик» применен уместно и не является ни преувеличением, ни пустым клише: несмотря на очень круглую дату, Родион Щедрин в отличной форме и, как и положено композитору, продолжает творить и не собирается почивать на лаврах, а классиком, кажется, является с тех пор, как отшумели бурные 60-е и застойные 70-е.

Он, конечно, родился под счастливой звездой: никогда не считался ни маргиналом, ни конформистом, ни консерватором, ни радикалом. Писал (и продолжает писать) музыку в высшей степени тонкую и искусную, но не перегруженную смыслами, не впадая в авангардистский раж, но и не следуя избитым формулам соцреализма. Был одинаково уважаем и властями любых эпох, и всегда настроенной против этих властей «прогрессивной общественностью».

В этом контексте совершенно неудивительно, что такой внушительный список музыкантов встал под знамена Московской филармонии, чтобы отметить 80-летие Щедрина. Пожалуй, на просторах нашей великой родины и нет больше композитора, которого с одинаковой охотой исполняют Плетнев, Юровский, Гергиев и все прочие дирижеры первого ряда.

Недавно возглавивший Государственный академический симфонический оркестр Владимир Юровский к юбилейной теме подошел особо обстоятельно: в его оммаже Щедрину значатся вещи как знаковые в творческом наследии автора, так и менее очевидные. К числу первых можно отнести вариации для симфонического оркестра «Автопортрет» — название говорит само за себя, но для никогда не увлекавшегося рефлексией Щедрина такой опус — действительно веха. Рядом с этой исповедью легко уживается романс в народном стиле «Таня – Катя» — одно из тех прекрасных псевдофольклорных сочинений Щедрина, которые всегда на ура идут у широкой публики. А далее все очень серьезно: концерт для симфонического оркестра «Звоны» и масштабная (и не самая легкая для восприятия, судя по заверениям жены Щедрина Майи Плисецкой в ее мемуарах) «Поэтория» — концерт для поэта (когда-то им был Андрей Вознесенский) в сопровождении женского голоса, смешанного хора и оркестра. Возможно, со времен премьеры «Поэтории» (а ей уже более четверти века) акценты сместились, и она не покажется такой уж сложной современному слушателю, но так или иначе публика, кажется, готова слушать Щедрина бесконечно.