Москва
Москва
Петербург

Марк-Андре Амлен

Канадский пианист хитам предпочитает раритеты, для москвичей он сыграет четвертый концерт Рубинштейна.
Для того чтобы считаться успешным исполнителем и важным игроком на международном рынке с его высочайшей конкуренцией, концертирующему пианисту нужно иметь в репертуаре «джентльменский набор» вечнозеленых шлягеров — на тебя посмотрят косо, если в твоем «послужном списке» не обнаружат Третий концерт Рахманинова, Первый Чайковского, всю бравую пятерку концертов Бетховена, один из двух концертов Брамса и хотя бы по паре концертов Прокофьева, Равеля и Моцарта. Это правило действительно для всех; придерживается его, на первый взгляд, и канадец Марк-Андре Амлен, но весь этот достославный список в его концертной практике находится где-то на периферии, на третьем плане — как огнетушитель, который согласно правилам пожарной безопасности должен быть в помещении, но, чтобы не намозолить глаз, прячется куда-то подальше в тень, чтобы быть максимально незаметным. Амлен — едва ли не единственный в мире пианист, переставивший обширный фортепианный репертуар с ног на голову: его козырные карты — вовсе не Бетховен с Брамсом, а их малоизвестные современники, и так со всеми эпохами — с невероятным тщанием исполнитель выискивает по словарям и пыльным архивам давно забытые имена и возвращает их в концертный обиход. Причем действует наперекор всему и всем. Хотите Рахманинова? Нет, получите Метнера. Прокофьев, говорите? Прокофьева не будет, будут Рославец, Капустин и Катуар. Требуете Брамса? Брамс отменяется: вместо него — Алькан, Бузони, и далее — Годовский, Шимановский, Шарвенка, Дюка, что называется, со всеми остановками. Многие из вышеперечисленных авторов историками музыки были заклеймены как незначительные подражатели, эпигоны и композиторы «второго ряда».

Может, и так, но Амлен умеет представить их таким образом, что порою дух захватывает: обладающий могучим темпераментом и беспредельной виртуозностью, он и третьестепенного автора способен наделить демоническими чертами Листа и заставит поверить двухтысячный зал, что ничего нет слаще и увлекательнее, чем какие-нибудь фортепианные миниатюры Николая Капустина, имя которого вы впервые увидели на концертной программке. Это редкий дар: действовать не согласно правилам мейнстрима, а полностью вопреки им — поэтому Амлена наперебой зовут все крупнейшие фестивали мира, а дебютировав однажды в каком-то незнакомом для себя городе, пианист обязательно возвращается туда для закрепления успеха — как сейчас будет с Москвой. Здесь он выступал неоднократно, однако впервые покажется не с сольной программой, а в сопровождении оркестра — в данном случае Национального филармонического оркестра России. Программа составлена по фирменным рецептам Амлена — никаких хитов, а лишь сплошные раритеты: Второй фортепианный концерт Николая Метнера и Четвертый концерт Антона Рубинштейна, того самого, который написал оперу «Демон» и пару популярных романсов и пребывает в забвении. Теперь мы точно знаем, что у Рубинштейна, оказывается, есть Четвертый концерт для фортепиано с оркестром.
30 ноября 2012

Ближайшие события

Персона

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация