Мужчина в полный рост
Автор
Том Вулф

О книге

"Мужчина в полный рост", как ни смейтесь, напоминает этакий гибрид Фолкнера с экзерсисами Юлии Латыниной на кавказскую тему. И кто после этого скажет, что русский с американцем - не братья навек?
Том Вулф — семидесятилетний франт в костюме цвета сливочного мороженого, талантливый очеркист, основатель "нового журнализма", разбухший до размеров писателя. Его объявили, с одной стороны, гением, с другой — лауреатом премии за худшую сексуальную сцену в литературе (роман "Я, Шарлотта Симонс"). Правду сказать, после "Электропрохладительного кислотного теста", в котором Вулф по-своему разобрался с тусовкой Кена Кизи, Алена Гинзберга, Джека Керуака, комбинация названия "Мужчина в полный рост" (A Man in Full) с именем Том Вулф на обложке (для справки: другой Вулф — Томас — жил в начале двадцатого века, действительно был гением и притом человеком очень большого роста) играет так, что кажется — "наш" Вулф замыслил посчитаться с коллегой посредством концептуалистской шутки. К счастью, это не так. Относительно свежий (1998 года) роман — это скорее очередной замах на "энциклопедию современной американской жизни", восьмисотстраничная ярмарка тщеславия, антология разнообразных форм мачизма. Вулф с фирменной журналистской цепкостью снимает слой за слоем и организует эти полароидные карточки-зарисовки в довольно ловкий полифоничный сюжет.

Прекрасным весенним утром выходец из южной глубинки, человек-"сделайсебясам" Чарли Крокер разъезжает на чистокровном жеребце по полям Джорджии и воображает себя этаким Сарторисом. У Чарли все замечательно — ему шестьдесят, но он крепок и бодр духом, содержит двадцативосьмилетнюю красотку-жену, несколько особняков, плантацию, нерентабельный деловой центр, оптовую компанию пищевых продуктов, парк самолетов и автомашин — короче, альфа-самец. Но тут — бац! — телефонный звонок. И жизнь на пике самолюбования начинает трескаться — кредитный банк требует возврата долгов, жена начинает потихоньку выделываться, да и артрит — результат старой спортивной травмы — дает о себе знать. Кто-то (в конце Чарли найдет, кто — Всевышний Менеджер) намекает Крокеру на то, что он живет не по средствам. Магнат психует, самоутверждаясь перед прислугой, ловит змей голыми руками, ломает конфискуемый у него роскошный самолет, закатывает вечерину, демонстрируя высоким гостям гордость своей конюшни — жеребца Прикупа, племенного производителя, в процессе работы. Все напрасно; друзья-приятели разбегаются, долги остаются; к тому же юдофоба Чарли угораздило важного человека Джина Ричмана представить как "Жида Ричмана", а тот — вот незадача — действительно еврей.

На кульминацию неприятностей приходится интересное предложение от мэра города, а именно — слегка полицемерить в защиту черного спортсмена, обвиняемого в изнасиловании богатой белой девушки. Мэр, кстати, тоже черный; вообще Атланта — "черный" город в кольце белых предместий. Кто там кого насиловал на самом деле, непонятно, но для белого южанина Крокера, у которого на плантации негры после ужина развлекают гостей пением спиричуэлс, заступиться за наглого черного выскочку значит переступить через себя.

Вулф недаром помещает канонический и, в общем, тривиальный сюжет в оплетку разнообразных примеров бьющей через край витальности — будь то разнузданный праздник негритянской молодежи "Фрикник" в центре Атланты или сцена случки породистых лошадей. Деловой мир дедушки Вулфа — то самое животное царство, где человек способен стать человеком, только побывав червем — желательно, полураздавленным обстоятельствами. Пока же он здоров, успешен и белозуб — это зверь; и наоборот. В эту нехитрую парадигму автор встраивает тему биологической конкуренции культур; в данном случае — черной и белой. Восьмидесятилетний мачо плевал на политкорректность; его негритянская элита — тот самый бета-самец, что только и ждет момента вцепиться в горло дряхлеющему или впавшему в рефлексии белому истеблишменту.

"Мужчина в полный рост", как ни смейтесь, напоминает этакий гибрид Фолкнера с экзерсисами Юлии Латыниной на кавказскую тему. И кто после этого скажет, что русский с американцем — не братья навек?

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны