Radio and Juliet
Time Out
Автор
Эдвард Клюг
Режиссер/Постановщик
Эдвард Клюг

О событии

Балетная труппа Национальной оперы Украины показывает спектакль, который хореограф Эдвард Клюг поставил на музыку группы Radiohead.

Балетная труппа Национальной оперы Украины не приезжала в Москву давным давно — театру просто нечем было хвастаться. Лучшие танцовщики разъехались по Европе и Америке (а киевская школа — сильная, народ сразу захватывал в театрах главные роли), репертуар пыльный, оформление — так себе. Но вот год назад худруком стал вернувшийся на родину 33-летний Денис Матвиенко — виртуоз, с легкостью менявший Большой на Михайловский, а Михайловский на Мариинку, успевший отметиться и в Парижской опере, — и погнал балетное время вперед. «Радио и Джульетта», что словенский хореограф Эдвард Клюг поставил на музыку группы Radiohead, — первая задуманная им премьера. Матвиенко торжественно привозит ее в Кремль — и сам выходит в роли Ромео.

Одну из работ Клюга уже показывали в Москве — два года назад «Quatro», что худрук балета в Мариборе сочинил для великолепной питерской четверки (Денис, Леонид Сарафанов, Анастасия Матвиенко, Олеся Новикова), получил 4 номинации на «Золотую маску» (досталась одна — Сарафанову за лучшую мужскую роль). А главный дуэт из «Радио и Джульетты» нынешний киевский худрук и его жена не раз танцевали в концертах — этот гибкий, нервный, ломкий и чуть сентиментальный диалог становился ударной точкой любого гала.

Начинается одноактовка с видео: камера ведет нас в старинный веронский дом, где на совершенно современной кровати спит Джульетта (Юлия Москаленко). Медленный проход сменится раскручивающимся действием на сцене: время спектакля помчится в полном соответствии с Шекспиром, эти герои спешат жить и умирать. Всю историю рассказывают лишь шесть танцовщиков и одна балерина — это не подробное изложение пьесы, но конспект, краткие зарисовки сцен. Где даже не важно, кто есть кто (кроме главных героев) — все танцовщики участвуют в драке (изумительной красоты сцена, где каждая секунда — новый рисунок сцепившихся тел, новое кружево, сквозь которое просвечивает задник), все по очереди оказываются рядом с «идущей к алтарю» Джульеттой.

Все движения выточены, композиция простроена железно. С самого начала и до финала, когда умирающая героиня просто, сидя на авансцене, резко скашивает голову вбок — как куренок, которому кто-то невидимый свернул шею, — набор из нежности влюбленной пары и злобы окружающего мира явлен образом необходимым и достаточным. И дополняющее «Радио и Джульетту» пестрое концертное отделение (па де де из «Корсара», из «Сильфиды», из «Дон Кихота» и неизбежный гопак) смотрится довольно нелепо рядом со стильным творением Клюга. Впрочем, его, наверно, поставят перед одноактовкой — так сказать, на разогрев.