Мэрилин Мэнсон
Time Out
Исполнитель
Мерилин Мэнсон

О событии

Второе за год выступление самого страшного рокера — играет последний альбом «Born Villain».
Где-то мы уже такое видели. Американская альтернативная группа Garbage, солистку которой зовут Ширли Мэнсон и чьи звездные годы пришлись на окончание 90-х, в 2012-м сначала прощупала почву концертом в Москве, а через несколько месяцев вернулась с мини-туром по городам России. Ну и второй раз за год выступила в Москве. А теперь американский альтернативный музыкант Брайан Уорнер, который предпочитает называть себя Мэрилин Мэнсон и чьи звездные годы пришлись на вторую половину 90-х, в 2012-м сначала прощупал почву концертом в Москве, а через несколько месяцев возвращается с мини-туром по городам России. Ну и второй раз за год выступит в Москве.

В чем тут существенное отличие? В отличие от Garbage Мэрилин Мэнсон не молчал десяток лет, чтобы теперь вернуться под восторги ностальгирующих пожилых фанатов. Наоборот, он продолжал исправно издавать пластинки. И некоторые получались такими, без которых было бы очень легко прожить. Несложно понять тех, кто поставил для себя крест на этой затянувшейся игре в злодея, — ну в самом деле, сколько можно? И тут впору вспомнить, что трехлетней давности визит «Антихриста-суперзвезды» в Москву будто бы великого энтузиазма не вызвал. Писали, что, конечно, потемнело серебро, померкло золото, хотя концерты все еще очень ничего себе: мощный и мрачный индастриал-рок со всеми прилагающимися обстоятельствами. Все, что произошло за отчетный период с Брайаном Хью Уорнером, вряд ли могло переменить господствующее настроение — скорее усугубить. Предыдущий альбом провалился в продаже, Interscope (большое подразделение глобальной звукозаписывающей империи Universal) поспешил расторгнуть с артистом контракт.

Но выяснилось, что загнанный в угол Мэнсон способен на подвиги: новый «Born Villain» записан как в последний раз. Надо сказать, это лучшее, что Мэрилин Мэнсон сделал лет за десять: редкой злобы пластинка. Так и вижу, как этот мужчина на пятом десятке лет распаляет себя в студии, чтобы вывести на максимум ручки «социопатия» и «мизантропия». Еще веселее представлять, как запись заканчивается и он, пыхтя, стягивает кожаные штаны, надевает, допустим, халат и тапки и просиживает зад перед плазменной панелью.

Отыграв новую программу в клубе «Арена» (по правде говоря, песен из нового альбома там было немного — в ход больше шли огнеупорные хиты из героического прошлого), Мэнсон возвращается в куда более амбициозный «Олимпийский». Возвращается с совершенно той же программой «Hey, Cruel World… Tour», но это вряд ли проблема. И то сказать, в «Арене» ему с ней было слегка тесновато. А тут — пожалуйста, самая большая закрытая площадка столицы. Готов спорить, что билеты туда исправно купят по меньшей мере две трети посетителей майского концерта. Не в последнюю очередь ради «Antichrist Superstar», «Rock Is Dead», «Beautiful People», а также каверов на «Sweet Dreams» и «Personal Jesus».