Москва
Москва
Петербург

Octopus

Режиссер/Постановщик: Филипп Декуфле
Высокотехнологичное контемпорари от французского мастера Филиппа Декуфле. Танцоры у него превращаются в цветы и травы, но общее ощущение волшебства не мешает фиксировать их отличное чувство юмора.

«Octopus» — это ровно то, что необходимо человеку в ноябре, когда световой день заканчивается раньше рабочего дня, из-за перманентного гололеда каждый день на московских трассах — день жестянщика, а в общественном транспорте на тебя с двух сторон чихают, а с третьей кашляют. Яркие краски, живой темп, большой кусок счастья — «Осьминожка» работает как витамин и как подзарядка, хватает на несколько дней. Шоу? Безусловно, шоу — и притом хай-класса.

Основатель и худрук компании DCA Филипп Декуфле привозил свою труппу в Москву пятнадцать лет назад, и тогда не видевшие раньше его постановок балетоманы шли смотреть спектакль одного из лидеров французского контемпорари. Ожидали серьезных экспериментов с движением и плохо скрытого высокомерия по отношению к индустрии развлечений — в общем, зрелища для «умных своих». Получили — почти цирк: акробатическую виртуозность, игры с иллюзиями и отличные шуточки. Зал вопил, как на олимпийском стадионе, — что не было для Декуфле в новинку, он до того ставил церемонию открытия Игр в Альбервилле. Потом несколько компаний в России и ближнем зарубежье попытались украсть по паре приемов — но зрелище вышло жалкое: не хватало не только выучки танцовщиков, но и средств: высокие технологии и сложные декорации, задействованные тогда Декуфле, обходятся недешево.

За то время, что хореограф не появлялся у нас в стране, он успел поработать и в цирке Дю Солей, и в парижском Crazy Horse (три года назад, когда новому менеджменту захотелось, чтобы в кабаре приходили не только туристы, и Декуфле заказали свежее шоу). Но со своей компанией он не расставался — и сейчас привозит в Москву специально для нее придуманный спектакль.

В нем навороченная техника Декуфле ушла на экран и в свет — теперь нет того массива декораций, иллюзии достигаются за счет работы компьютерщиков и осветителей, они стали более бесплотными. Из технических приспособлений на сцене остались лишь свисающие с колосников упругие петли — продевая в них тела, артисты получают возможность плавания в воздухе как в воде. Как и прежде, Декуфле увлечен идеей трансформации тел, экспериментов с ними — и вот пожалуйста, по сцене разгуливают только женские ноги (вальяжная такая проходочка, усмешка в сторону любителей танца — «вы ж все равно смотрите только на них»). И тут же — задиристо врезаются друг в друга голые мужские торсы (выше и ниже ничего нет). В другой момент на сцене действительно появляется собранная из людей осьминожка. Во всех этих вивисекторских затеях нет ни капли патологии — просто Декуфле совершенно очевидно любит мультфильмы, где голова у персонажа может отвалиться и затем безболезненно встать на место. Главное в «Octopus» — ощущение бодрого волшебства и веселье: в танце восемь артистов DCA не только превращаются в цветы и травы («Осьминожка» вдохновлен путешествиями автора на природу — впрочем, кажется, скорее картинками National Geographic), но и хохмят от души. Все это происходит под живую музыку Носфеля и Пьера Ла Буржуа, в которой скрещиваются рок, рэп и мотив равелевского «Болеро». А вот финал, в котором Декуфле отчетливо вспоминает Бежара (тот же танцовщик на столе, что в «Болеро» уже покинувшего этот мир хореографа), — не только шуточка, но и уважительный поклон вслед мэтру.

9 ноября 2012,

Афиша

Персона

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация