Кунио Накадзима «В саду» - Фото №0
Кунио Накадзима «В саду» - Фото №1
Кунио Накадзима «В саду» - Фото №2
Кунио Накадзима «В саду» - Фото №3
Кунио Накадзима «В саду» - Фото №4

О событии

Украшения из драгоценных металлов и камней японского мастера эмальерного искусства.
Эта коллекция и сам мастер Кунио Накадзима, его мировая слава — начались в 1992-м, когда 37-летний японский ювелир пришел на первую в Японии выставку работ Рене Лалика. До того было детство в семье ювелиров, увлечение ябусамэ (конная стрельба из лука — теперь мастер утверждает, что, ремонтируя после тренировок пострадавшие старинные доспехи, постигал технику работы со сталью, лаком и гравировкой) и — неведомо зачем, поскольку он уже знал, что заниматься ничем кроме ювелирки не будет, — поступление на экономический факультет университета и торжественное получение диплома. Долгая практика в мастерской Тихо Тамия, благодарность которой он не устает высказывать в каждом интервью, в 30 лет основанная собственная мастерская, негромкий, но надежный бизнес. А потом в Токио привезли Лалика.

Накадзима был взят в плен мгновенно — и решил, что Лалик станет его новым, заочным (поскольку покинул этот мир за 10 лет до рождения Накадзимы) учителем. У него он позаимствовал и технику горячей эмали — в Японии тогда не было художников, которые использовали бы этот метод. А вдохновение — из утренних прогулок по лесу. Так и начала появляться коллекция, что сейчас привезли в Москву, — в которой на брошах трепещут крыльями бриллиантовые стрекозы, томно склоняются жемчужные подснежники, а на кольце теснится на болотном листке собранная из рубинов клюква. При этом разноцветье эмали умудряется сохранить ощущение благородства рисунка, а не ярмарочной пестроты его. 80 работ о цветах, травах и насекомых — может быть, перевернут жизнь кого-то из наших ювелиров?