Временная архитектура Парка Горького: от Мельникова до Бана
Time Out

О событии

Первая выставка «Гаража» в бумажном павильоне: архивные материалы и новые проекты временных строений парка от Алексея Щусева до Шигеру Бана.
История о великолепной архитектуре, ее прекрасных авторах, об объектах, которым суждена короткая жизнь, для «Гаража» — не отвлеченная тема. Переехав в Парк Горького, самое блестящее, богатое и знаменитое художественное заведение Москвы обосновалось во временном павильоне, который стал альфой и омегой, пристанищем и поводом этой выставки, ее сюжетом и завершающим экспозицию экспонатом. Есть у этой выставки и практический смысл — новым хозяевам важно оценить потенциал парка, по которому прошлось, меняя планы, стили и финансовые задачи, не одно поколение Лопахиных. Все они, уничтожая старое, обветшавшее ради прекрасного нового, хотели каждый раз сделать как лучше. Получилось как всегда — вплоть до заставленного ужасными аттракционами странного места, которое горожане еще недавно обходили стороной, — этап истории организаторы выставки почему-то решили опустить. Начав с Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки 1923 года, историю довели до перепланировки парка начала 1930-х, слегка коснулись деятельности Эль Лисицкого и проложили дорогу к современности через военные трофеи.

Самым интересным получилось начало — оставившее до обидного скудную память в планах, чертежах, фотографиях, рисунках. Строили павильоны Всероссийской выставки в соответствии с разнообразными вкусами их авторов в самых разных стилях — от модерна до конструктивизма. Первый большой проект социалистического строительства собрал лучших художников и архитекторов, вместе работали классики и авангардисты — Щусев и Жолтовский, Гинзбург и Мельников, Коненков и Экстер. Силы привлекали настолько значительные, что и в единственно доступном теперь — бумажном — виде работы их выглядят очень эффектно. В реальном виде шансов уцелеть у построек не было — качеством во имя рекордных сроков легко жертвовали: радовать трудящихся, демонстрировать достижения государства рабочих и крестьян требовалось немедленно. Печально думать, что и павильон Шигеру Бана, в котором открывается выставка, обречен — как обречены были все те чудесные здания, о которых рассказывают в его стенах. Усиливает эту печаль то, что многие постоянные сооружения, украсившие социалистическую столицу, и вполовину не были такими прекрасными, как временные. Возможно, «Гараж» изменит эту грустную традицию и его капитальные здания утешат после того, как прессованный картон Бана подточит московский климат.