Ния
Режиссер/Постановщик
Абу Лаграа

О спектакле

Спектакль алжирской труппы «Ла Барака» под руководством хореографа Абу Лаграа
Основатель и худрук компании «Ла Барака» Абу Лаграа — алжирец по происхождению, но 42 года назад он появился на свет неподалеку от Лиона, и три с лишним десятилетия страна предков его ничем не привлекала. Он учился в Лионской консерватории (одна из трех лучших в мире школ современного танца), танцевал в компании португальца Руи Орта и объездил с ней Европу. Начав сочинять сам, ставил и спектакли для классического балета Нанси, и уличные парады для маленьких городков близ Лиона. Но — случайно встретил на приеме министра культуры Алжира Туми Халиду; она сказала: «Африка нуждается в вас», — и он отправился в Алжир. Был объявлен кастинг — и на просмотр пришли 400 человек с самым разным опытом: хип-хоп, капоэйра, акробатика и национальные танцы. Из них Лаграа выбрал десять — так появилась группа контемпорари при государственном Балете Алжира. Лионский трудоголик гонял их в зале с утра до вечера и с вечера до утра — в результате за несколько месяцев возникла труппа весьма пристойного качества. Для нее он и сочинил в 2009 году спектакль «Ния», что сейчас приезжает к нам на гастроли. В переводе с арабского «Ния» означает «доверие к жизни». Спектакль состоит из двух частей — первая на музыку Мориса Равеля («Болеро»), во второй использована фонограмма местной певицы Урии Аичи. Так Лаграа строит мост между Францией и Алжиром — метрополия и бывшая колония очень в нем нуждаются, ибо и у той и у другой страны есть немаленький список претензий друг к другу.

Равель, как известно, сочинил «Болеро» под впечатлением от посещения литейного завода — грохотание машин, мощь льющегося металла, тяжелое топотание рабочих отразились в музыке, поразившей не одного балетмейстера — от Брониславы Нижинской до Мориса Бежара. Лаграа услышал в ней вовсе не индустриальные мотивы, а «звуки восточного города, призывные крики базарных торговцев»; меж тем в пластике (соединение хип-хопа и контемпорари) передана именно индустриальная, угрожающе-военная энергия: маленькие ряды танцовщиков перестраиваются в железном порядке, прямая линия превращается в круг с той неумолимой точностью, с какой фронт замыкает кольцо вокруг вражеской армии. Вторая же часть — протяжнее, нежнее и проще: хореограф говорит о том, как прекрасно человеческое тело в движении, зовет полюбоваться им. «Доверие к жизни» — о вере в чудо: вот танцуешь ты в пыли на алжирской улочке для полутора туристов, где-то за морями призывно и пугающе грохочет большой мир. И вдруг — ррраз! — тебя выбирает известный хореограф, происходит полная перемена участи. И вчерашние уличные танцовщики работают в спектакле так, чтобы больше никогда на родную улицу не вернуться.

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны