Львиный мед

О книге

Оригинальное толкование ветхозаветной легенды о силаче Самсоне.

Затевая серию "Мифы", британское издательство Canongate предоставило авторам свободу в выборе темы и трактовки. Ведь миф подобен матрице, или, проще говоря, формочке - каждый волен наполнять ее своим содержимым. Англичанка Уинтерстон и канадка Этвуд проиллюстрировали при помощи античных персонажей (Геракла и Пенелопы соответственно) отвлеченные размышления на моральные темы. Наш Пелевин в "Шлеме ужаса" воспользовался "креатиффом о Минотавре" для создания оригинального остроактуального романа.

Известный израильский писатель Давид Гроссман пошел по другому пути. Его "Львиный мед", выпущенный в России издательством "Открытый мир", - это толкование ветхозаветной легенды о силаче Самсоне. Обращение современного автора с древним текстом весьма далеко от ортодоксального, но сам принцип комментирования, расширения скупых библейских строк освящен тысячелетней традицией иудейских книжников.

Самсону посвящены всего три главы в Книге Судей. Их канонический русский текст приведен в романе в качестве приложения - по динамизму и остроте коллизий эти несколько страниц не уступают современному боевику. Или даже фильму-катастрофе - достаточно вспомнить, как погиб герой. Коварная Далила выведала, что секрет его нечеловеческой силы - не стриженные с рождения волосы, сбрила их, пока он спал у нее на коленях, и выдала врагам-филистимлянам. Самсона ослепили, и он ворочал жернова на мельнице, пока локоны у него не стали снова отрастать. Как только он почувствовал, что сила возвращается к нему, он обрушил свод наполненного людьми помещения. При этом он погиб сам и погубил людей больше, чем за всю свою предыдущую жизнь.

Давид Гроссман считает, что Самсон стал первым в истории террористом-смертником. Вся жизнь этого библейского персонажа - череда неадекватно жестоких поступков. Так, обидевшись на гостей свадебного пира, обманом выведавших ответ на предложенную им загадку, он убивает тридцать человек. И это герой, именем которого называют армейские подразделения и спортивные школы! "На самом деле, - замечает здесь автор, - в реальности нашей страны иногда обнаруживается то же неадекватное отношение к собственной силе, что и у Самсона. Поэтому огромная военная мощь, которой владеет сегодня Израиль, не раз оказывалась богатством не впрок".

Но Самсон - не просто громила, он еще и поэт. Чего стоит эта его знаменитая загадка "Из ядущего вышло ядомое, и из сильного вышло сладкое". Ответ - в теле льва, убитого Самсоном голыми руками, поселились дикие пчелы, у которых можно взять меду. А когда силач в очередной раз решает, за что-то отомстить филистимлянам, то ловит триста лисиц, связывает их попарно хвостами, втыкает в узлы горящие факелы и запускает на поля. Зачем богатырю, который может побить тысячу человек ослиной челюстью, понадобилось столько возиться с визжащими разбегающимися зверьками? А затем, объявляет Гроссман, что Самсон - первый в истории мастер перформанса!

При внимательном чтении каждая строка древней скупой хроники наполняется множеством психологических нюансов - и вовсе необязательно безоговорочно принимать все предложенные толкования. Книгу Гроссмана можно рекомендовать прежде всего тем, кто выстраивает свой мир чтения из одноразовых бестселлеров, - израильтянин напомнит им о существовании принципиально иной литературы.