Прыжок волка
Time Out

О книге

Петербургский чеченец Герман Садулаев выпустил очерк совместной жизни русских и чеченцев и рассказал, чего ждать дальше.
У Германа Садулаева два основных конька – Чечня и коммунизм. С первым понятно – отец писателя родом из Шали, чеченские войны – одна из главных болевых точек современности, и кому об этом писать, как не «питерскому чеченцу» Садулаеву. В каком-то смысле он из главных литературных экспертов по Чечне – в том числе и эксперт на экспорт. Это Рамзан Кадыров не знает писателя Садулаева, а в Европе он достаточно известен. «Прыжок волка» — формально очерк истории Чечни от раннего средневековья до наших дней. Фактически же это развернутое объяснение взглядов писателя по русско-чеченскому вопросу для тех, кто не слишком хорошо читает на языке художественных образов. Так или иначе, узловые мысли из «Прыжка волка» мы встречали и в книге «Я – чеченец», и в «Таблетке», и в «Шалинском рейде». Но в этом сборнике все разложено по полочкам и объяснено, что называется, популярно.

Садулаеву вообще удается публицистика; даже в его художественных вещах таких отступлений преизрядно. По собственному признанию, он специально время от времени пишет очерки и статьи, чтобы удержаться от развития того или иного направления социальной мысли в романе. В «Прыжке волка» автор взял тон обстоятельного разговора с читателем – удачный ход, потому что таким образом даже иные спорные утверждения, которые в книге все-таки встречаются, воспринимаются как небанальный поворот интеллигентной беседы за столом.

Садулаев пытается развеять как легенду о грозных древних разбойниках-вайнахах, которая бытует в массовом сознании после чеченских войн, так и старинную русскую легенду о «свободолюбивых горцах». Соседи по Кавказу – адыги, часто рассказывают, что мол, вайнахи всегда сидели на своих горах и кошмарили регион, воруя людей в рабство. Садулаев говорит – да вы что, издеваетесь? Черкесы-кабардинцы-адыги долгое время были доминирующим этносом, задавали порядки на всем Северном Кавказе, когда малочисленные вайнахи, действительно, сидели на скалах, мечтали о плодородных долинах, но носа без необходимости не высовывали. Что до горцев, которые, якобы, всегда руководствуются принципом «либертад о муэрте», свобода или смерть, то Садулаев настаивает, что образ этот был придуман… русскими писателями: Пушкиным, Лермонтовым.

К недавним войнам Садулаев подводит с советских времен – так, анализируя динамику численности чеченцев, он объясняет, что несмотря на сталинские репрессии неблагонадежных вайнахов, именно при СССР народ достиг размера и уровня самосознания, необходимого для возникновения собственной государственности. Национализм и автономия в той или иной форме были неизбежны – считает автор, а вот путь, которым это было достигнуто, мог быть иным. Так или иначе, заключает Садулаев, чеченцы сейчас на историческом подъеме; диктовать что-то России они не в состоянии, слишком маленький все-таки народ, а вот на доминирующую роль на Северном Кавказе претендовать будут.

Спецпроект

Загружается, подождите ...