Русский садизм
Time Out

О книге

Патологический роман воспитания
На самом деле автор сложносочиненного (масса перекликающихся линий) романа о кровавых событиях России начала века живет в Киргизии и носит фамилию одного из своих героев (относительно положительного); Лидский – это псевдоним. Книга засветилась в шорт-листе премии «Национальный бестселлер» и заслужила проникновенную и одновременно язвительную рецензию со сцены от Захара Прилепина. А ответственный секретарь «Нацбеста» Виктор Топоров предложил переименовать «Русский садизм» в «Еврейское изуверство», что неудивительно, потому что один из главных героев книги, маниакальный чекист, носит фамилию Маузер и в детстве прошел через своего рода травматическое обрезание: во время одного из погромов пострадали его первичные половые признаки. Похоже на вещь раннего Сорокина? Определенно. Тем более что Лидский еще и старается говорить голосами разных своих героев, переключать языковые регистры (правда, говорят в книге товарищи по большей части неприятные, чекисты да уголовники). И почти с самого начала появляется ощущение, что писатель не следует за языком, а пытается навязать ему свою идейную волю. Все разрешается в эпилоге, который хоть бери и зачитывай на радио «Голос Америки». Полезный выход от романа очень странный – с одной стороны, отдельные удачные сцены впечатляют, ужасают и злят. С другой – слишком уж высока в нем концентрация инфернального, практически немотивированного изуверства и одновременно морализаторства. Получается гибрид Солженицына, Сорокина и маркиза де Сада – причудливый, но в иных ситуациях жизнеполезный. Например, если вы собираетесь эмигрировать, но одолевают какие-то лирические сомнения – откройте «Русский садизм», и с вами произойдет то же, что со Штирлицем в анекдоте про карту Родины.