Wwb@llet.ru
Time Out

О спектакле

Одноактовки балетных трупп из Монте-Карло и Сан-Франциско и две премьеры Большого.

Сергей Филин стал худруком Большого балета пятнадцать месяцев назад, но работа в театре планируется надолго вперед, и «wwb@llet.ru» — это первый придуманный им проект. Идея на самом деле отличная — летом, когда окрестности театра захватывают бродячие труппы пятого сорта и называют свои представления «фестивалями балета», устроить настоящий фест — с собственными премьерами и первоклассными гастролерами. Да, пока что всего два дня — но есть надежда на более масштабные проекты в будущем. Сейчас же — две премьеры собственно Большого театра и визиты двух отличных трупп. И в пятницу, и в субботу показывают оба спектакля Большого и одноактовку балета Монте-Карло, отличаются же программы лишь номерами, которые в эти дни танцует балет Сан-Франциско.

Большой разучивает «Классическую симфонию» Прокофьева, прежде поставленную Юрием Посоховым в Сан-Франциско, и готовит мировую премьеру «Dream of dream» на музыку Рахманинова — хореографию сочиняет Йорма Эло. Обе одноактовки не рассказывают никаких историй — сюжетом становятся сам танец: кокетство пуантов, кайф полетов, скрытая перестрелка взглядов. И тот и другой хореографы числятся по ведомству неоклассики, оба Москве хорошо знакомы: в Большом шли «Золушка» и «Магриттомания» Посохова, в Музыкальном танцуют «Затачивая до остроты» Эло. Ни одного из них нельзя назвать танцреволюционером, но оба умеют сочинять вещи качественные и обаятельные. Не безумие haute couture, но человеческий облик pret-a-porter; ровно то, что необходимо потребителю.

За высокую моду отвечает худрук балета Монте-Карло Жан-Кристоф Майо: его «Дафнис и Хлоя» — пожалуй, главное событие мини-феста. Древнегреческая пастораль (влюбившиеся друг в друга пастух и пастушка, помогающие им боги) стала у Майо историей о подростках, откровенных в своих реакциях, как звереныши; балет просто переполнен чувственностью. По отношению к человеческому телу Майо гораздо ближе к вольному Бежару, чем к строго ограничивающим движения неоклассикам, — и почти так же, как Бежар, красив. Что же касается балета Сан-Франциско, то он везет творения нескольких хореографов-неоклассиков — от Дэвида Бинтли до Кристофера Уилдона. Но — все лишь во фрагментах, так что рассмотреть всерьез удастся качественную труппу (одна из главных звезд в ней — Мария Кочеткова, московская выпускница, которую упустил Большой театр), но не ее репертуар.