Москва
Москва
Петербург

Немцы

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Трагедия московского чиновника средней руки, члена феодального клана одной из городских префектур – в центре нового романа Терехова «Немцы».
Александр Терехов – своего рода мастер игры на публику. Мастер кинуть на сковородку этакий ком сырого текста, который вспухает, как на дрожжах, – и перед глазами читателя выпекается история. Так было в его романе «Каменный мост» о расследовании странного преступления, совершенного в военной Москве, после которого критики уличали автора в сталинизме, сексизме и неудобоваримом стиле. И который тем не менее получил одну из премий «Большая книга». Примерно таков и новый роман Терехова «Немцы» – правда, о Сталине здесь ни слова, и эротика тоже весьма сдержанна, что ненароком сообщает нам, что ни усатый генералиссимус, ни телесный низ не являются авторскими идефикс.

Главный герой «Немцев» – некто Эбергард, член «варяжского» клана, засевшего в одной из московских префектур. Руководитель пресс-службы – но не бессмысленный пиарщик с нездоровым воодушевлением в глазах, а серьезный человек, продвигающий Проекты и постепенно расширяющий сферы влияния. Новый скальд новых варягов, что прославляет их подвиги в сконструированных телерепортажах и умеет «подлизнуть» даже шрифтом и фактурой бумаги. Словом, создает новую реальность, где банальные схемы откатов и распилов превращаются в Свершения.

Сбой в программе происходит тогда, когда он уходит от жены и начинает жить с давней любовницей, бывшей сотрудницей одной из муниципальных служб. Казалось бы – какое дело номенклатуре, типичный отдых которой – баня с девочками, до личных дел одного из своих. Но семью не меняют просто так, как фишка ляжет и сердце скажет. Нелояльность, неспособность построить и встроиться остро ощущается на любом уровне – даже частном. К тому же при разводе Эбергард теряет возможность общения с дочерью, и вполне человеческие переживания накладываются еще и на потерю жизненного смысла – ведь феодальная семья живет ради потомков, наследников. Интересы которых, в свою очередь, могут быть обеспечены и защищены только внутри феодального клана. Неприятный, но в чем-то человечный, Эбергард напоминает ни много ни мало героя классической трагедии, где основной конфликт – между живым чувством и долгом. Только долг понимается как долг перед Семьей, чиновной корпорацией. Поддавшийся чувству вассал оказывается выброшен на обочину, лишен защиты… и растерзан набежавшими безземельными рыцарями.

Любопытная история; особенно для понимания нынешними протестующими своих оппонентов, которые суть не отдельные люди, а структура. Было в советском учебнике истории средних веков такое понятие – феодальная лестница. Терехов за личной драмой героя не забывает высветить ее составляющие, от низового социального работника до могущественного мэра, каждый из которых имеет на своем уровне определенные преимущества и через небольшое время уже перестает мыслить себя вне системы. И в этом смысле роман производит впечатление куда более сильное, чем антиутопические опричники Сорокина, ведь «немецкость» тереховских чиновников – совершенная условность, фиговый листик, который лишь артикулирует инородность «новых феодалов» по отношению к стране. Все остальные элементы этой картины пугающе знакомы.
Немцы
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация