Сюзан Грэм

О событии

Американская меццо-сопрано предстанет перед публикой с фрагментами из «брючных» опер Генделя и не только.
Московские любители оперы часто жалуются на то, что находятся на задворках оперного мира и не слышат тех певцов, которые сегодня и сейчас выступают в Metropolitan, Covent Garden, Парижской опере и La Scala – и ощущение ускользающего времени и проходящей мимо прекрасной жизни не смогли изжить ни громкие визиты некоторых первостатейных звезд, ни постоянное присутствие первоклассных, пусть и не обремененных звездным статусом вокалистов в оперном абонементе Московской филармонии. Тем более радостно, что визит Сюзан Грэм, случившийся в начале бедного событиями московского лета – прекрасный повод для того, чтобы почувствовать себя парижанином или ньюйоркцем – вот уж кто всегда находится в свете рампы и в гуще самых горячих оперных событий по обе стороны Атлантики, так это она.

Девушка из Нью-Мехико с горячим техасским темпераментом, Грэм за двадцать лет своей карьеры проделала идеально ровный и уверенный путь к оперному Олимпу и утвердилась на нем основательно. Ее alma mater, где она училась пению – Манхэттенская высшая школа музыки в Нью-Йорке, одно из лучших учебных заведений в Америке; ее трамплин к славе – знаменитая Merola Opera Program при театре в Сан-Франциско, в которой начинали многие другие американские звезды. Затем она выиграла конкурс певцов в Metropolitan и получила престижную Премию им. Ричарда Таккера – и карьера мгновенно набрала обороты. Голос Грэм – чувственное, полетное лирическое меццо-сопрано — позволяет ей с уверенностью экспериментировать в музыке трех веков – от изысканного и куртуазного XVIII века к неуемно-романтичному XIX веку и непредсказуемому ХХ столетию. Но помимо голоса, одинаково вольготно чувствующего себя в любой стилистике, к достоинствам Грэм принадлежит ее царственная стать: обладая высоким ростом и не по-оперному стройной фигурой, она даже в мужских ролях смотрится царицей – выходя на любую сцену мира она мгновенно приковывает внимание к себе – еще и потому, что ее считают прекрасной актрисой. Легко обживаясь в любой стране, с любыми партнерами и постановщиками, сегодня она может быть мятущейся Ифигенией в опере Глюка «Ифигения в Тавриде» (где ее партнером является Пласидо Доминго), завтра – трогательной Шарлоттой в «Вертере» Массне, а послезавтра – взбалмошным царем Ксерксом в одноименной опере Генделя.

В рамках московского дебюта Грэм решила не мудрить и залпом выложить на стол все свои коронные козыри: в первом отделении на повестке дня – Гендель: и фрагменты из трех самых знаменитых генделевских «брючных» партий, написанных для певцов-кастратов. Это вышеупомянутый Ксеркс, Ариодант – персонаж другой знаменитой генделевской, оперы и Руджер – главный герой из «Альцины». Второе отделение более разнообразное – здесь есть две дамы: Дидона из «Дидоны и Энея» Перселла и глюковская Ифигения (к сожалению, без Пласидо Доминго) и один молодой человек — Секст из оперы Моцарта «Милосердие Тита». Таким образом, мужских персонажей в программе вечера оказывается больше – но навряд ли кто-нибудь в зале будет сожалеть о том, что их арии отданы женскому голосу.