Москва
Москва
Петербург

Азбука протеста

u u u u u Мнение редакции
Слова и понятия, которые стали актуальными благодаря протестным акциям, расставлены в алфавитном порядке и проиллюстрированы фотографиями с митингов.
Это действительно Азбука, но не в смысле элементарных понятий, азбучных истин, правил, которые необходимо знать, принимаясь за какое-то дело, а в простом, школьном смысле. Актуализированные протестными акциями слова и понятия (автопробег, бандерлоги, Гавел, хомячок и т. д.) расставлены в алфавитном порядке и проиллюстрированы фотографиями с митингов.

Исторический документ, если хотите, как бы странно ни выглядело употребление эпитета «исторический» применительно к событиям, по существу еще не прошедшим, а длящимся. Фотографии, сделанные во время 15 протестных акций в Москве и Петербурге в конце прошлого и начале этого года. Не ход, а бег истории, потому что «белое движение» — уже история, и в этом никаких сомнений нет.

Но вот что примечательно в этой книге. Во-первых, составляли и комментировали ее филологи-фольклористы. По доброй воле, неожиданно, импровизационно (как иначе можно было столь стремительно издать эту книжку) вдруг их заинтересовало плакатное народное творчество.

Плакат, прямо скажем, не лучший фольклорный жанр (да и вообще, фольклорный ли?). Кричащее, безликое идеологическое высказывание, призыв, очень часто неизвестно к кому обращенный, но главное — неизвестно от кого идущий: «Пятилетку — в три года», «Догоним и перегоним Америку». Такое впечатление, что общество само себя окликивало и подгоняло. То есть некое абстрактное «мы» посредством плаката к самому же себе и обращалось.

Понятно, что это советское время далеко в прошлом. У плаката уже есть история. Своя жанровая типология: от плакатов футбольных фанатов до призывов и просьб нищих и бомжей. И здесь-то как раз ясно, кто обращается и к кому. И в протестных «белых» манифестациях это тоже было понятно. Если оставить обыкновенные (все-таки будем учитывать память жанра) плакатные интонации, все эти «за» и «долой» (они, кстати, тоже вошли в книгу), гневные филиппики, требования, политическую сатиру — обращает на себя внимание как раз то, что как будто противоречит жанру плаката, то есть идущее от первого лица, личное высказывание. Оно может быть прямым: «Я не оранжевая плесень», где Я прямо заявляет о себе. А может быть интонационным: «Охренел, император!?» (и, между прочим, именно этот материал мог быть более богатым). Пожалуй, это и есть самое главное.

В конечном счете, «белые» манифестации в первую очередь объединены одной простой идеей: у человека есть личное достоинство и государство не имеет права относиться к своим гражданам (при условии, что мы действительно говорим о свободных гражданах) как к безликой массе, не может позволить себе равнодушия, лицемерия, лжи, презрения. Как только возникают подозрения, что именно так или с таким семантическим оттенком следует воспринимать действия государства, граждане чувствуют себя оскорбленными. И этого оскорбления не скрывают. Выходят на улицу. Рисуют плакаты. И не боятся на плакатах писать не только «мы», но и вполне конкретное и определенное «Я». И это уже совсем другой фольклор.
Азбука протеста
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация