Москва
Москва
Петербург

Атилло Длиннозубое

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Вышел сборник стихов Эдуарда Лимонова про любовь, детей, политику и универсум.
С тех пор, как в России начались протестные митинги, составившие конкуренцию «маршам несогласных», Эдуард Лимонов, печально выдохнув «у меня украли революцию», как политическая фигура оказался в тени. Зато частота упоминаний его имени в литературном контексте выросла в разы. Буквально вот-вот вышла автобиографическая книга «В Сырах» — про то, как 60-летний Лимонов выходит из тюрьмы и селится в районе Нижней Сыромятнической улицы (в просторечии Сыры) неподалеку от Курского вокзала. Скоро появится на русском языке биография Лимонова, написанная Эмманюэлем Каррером и наделавшая шума во Франции. И выходит сборник стихов «Атилло Длиннозубое» с подзаголовком «Поздний классицизм».

И как раз в подзаголовке и кроется оксюморон. Что такое классицизм? Это идеи равенства и справедливости, четкость жанровых рамок, рационализм как основа мироздания. Лимонов — кто угодно, только не человек эпохи классицизма. И уж точно не ее герой.

Его мир туманен и символичен, как у Блока: «Автобусная остановка,//Неоновый и трупный свет.//Проспект весь залит им неловко,//Хоть утро, но рассвета нет…». Да и вообще, кажется, что реальность не очень-то его интересует. Нет, конечно, время от времени она дает о себе знать то московской жарой («Глухое лето. Вонь пожаров.//Сирен невидимых галдеж.//Что, Эдуард, каких ударов//Еще от Родины ты ждешь?»), то акулами, нападающими на курортников, но нельзя сказать, чтобы лирического героя сборника это особенно сильно трогало.

Семьи у него больше нет. Бывшую жену и мать двоих своих детей он вспоминать последними словами перестал. В его поэзию вернулась обычная безадресная озабоченность безымянной «девкой»: «Я думаю о девках и хожу//Во всю длину ночной моей квартиры,//Как я с азартом девке засажу…». Кое-где еще вспоминается «еврейка-девка», ставшая адресатом сборника годичной давности «К Фифи».

Будущее детей безрадостно: «Что? Дети станут наркоманы?//Да черт их, Господи, возьми!». Да и вообще: «А что ребенок, — обезьянка?!..//Нелепый получеловек…//Мне интереснее из танка//Из люка вылезший узбек…».

Надо сказать, что Лимонов ближе всего как раз авторам начала ХХ века с их жизнетворчеством, выстраиванием собственной биографии как литературного произведения. Он почти полностью тождествен своим персонажам. И судя по ним, чем дальше, тем больше Эдуард Лимонов превращается в такого странного Питера Пэна, который в какой-то момент отказался взрослеть (стареть). И теперь, несмотря на возраст (в следующем году ему 70 лет), продолжает вести себя как мальчишка и очень гордится утренним стояком.

И да, классицизм — это конечно теория «трех штилей», рядом с которой энергичная, но неряшливая и ленивая с точки зрения формы поэзия Лимонова и рядом не лежала.
29 марта 2012,
Атилло Длиннозубое
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация