Владимир Юровский
Исполнитель
Владимир Юровский

О событии

Авторитетный дирижер с западной карьерой впервые выступит с Госоркестром, сменив на посту Марка Горенштейна.
Еще недавно самый статусный, овеянный легендами и осыпанный регалиями московский коллектив считали мертвой душой — Государственный академический симфонический оркестр России, он же ГАСО, он же Госоркестр, он же попросту «светлановский» оркестр (по имени его легендарного худрука и главного дирижера Евгения Светланова) — он существовал для прихотей одного единственного человека — своего главного дирижера Марка Горенштейна, тирана и деспота со стажем. Десять лет кряду Горенштейн держал артистов своего коллектива в страхе божьем — повышенные тона стали на репетициях привычным делом, денежные штрафы — нормой, а пустырник и валокордин — лидерами продаж. Когда-то это должно было закончиться и закончилось после публичного скандала на конкурсе Чайковского, где дирижер обозвал армянского мальчика-виолончелиста «аулом», после чего оркестр и пресса взбунтовались, а Министерство культуры принялось искать замену дирижеру и нашло ее — неожиданно для всех — в лице Владимира Юровского.

Трудно представить себе людей более несхожих, чем бывший и нынешний худруки Госоркестра. На месте самодура и эгоцентрика, проповедовавшего типично советские феодальные методы управления, появился вышколенный европеец с русскими корнями и западной карьерой — не повышающий голос, не любящий интриг, не считающий возможным развлекать публику и потакать ее вкусам, а предпочитающий ее образовывать и воспитывать. Коллектив с многолетней историей в творческом плане развернулся на сто восемьдесят градусов и пошел совершенно другой дорогой — а ведь еще каких-то полгода назад играл программы вроде «увертюры к операм Россини», где публике предлагалось послушать двенадцать или пятнадцать сочинений одного и того же автора, собранные в алфавитном порядке. Не то сейчас: в афишах замелькали имена композиторов ХХ века (фирменный знак Юровского, который никогда не ограничивался исхоженными репертуарными тропами), актуальные европейские солисты и необычные стилистические сочетания.

Одно только «но»: должность главного дирижера Юровский не принял, ограничившись титулом художественного руководителя — у него физически нет времени в ближайшие годы посвящать оркестру по десять-двенадцать недель в сезон, сколько требует симфонический коллектив, особенно в экстремальных российских условиях жизни. Тем более ценно, когда он появляется за пультом — и, сказав в начале сезона, что выкроит несколько дней для приезда в Москву весною, Юровский свое обещание сдержал — и в грядущую субботу представляет весьма серьезную и амбициозную программу из немецких классиков XIX и XX веков. Первым в программе значит Антон Веберн и его оркестровая Пассакалия — одним из самых загадочных авторов минувшего столетия, написавший несколько очень компактных, но чрезвычайно сложных по композиторской технике вещей, он производит на публику и музыкантов завораживающее впечатление — примерно такое, как «Черный квадрат» Малевича, увиденный впервые. За Веберном последует его товарищ и соратник по убеждениям и еще один апологет нововенской композиторской школы Албан Берг со своим Скрипичным концертом, имеющим подзаголовок «Памяти ангела» и посвященный 18-летней девушке, ушедшей из жизни — в нем вся горечь от расставания с жизнью, предчувствие скорого собственного конца (опус написан в последний год жизни автора) и невероятная хрустальная чистота звучания сольного инструмента (которую наверняка обеспечит именитый французский скрипач Рене Капюсон). Во втором отделении — «Героическая» симфония Бетховена, но не в своем привычном виде, а в оркестровой редакции Густава Малера, которую в Москве слышали разве что знатоки. Хочется надеяться, что публика, воспитанная на увертюрах Россини в алфавитном порядке, начнет перестраиваться на новые времена вместе с музыкантами оркестра.