Москва
Москва
Петербург

Опера "Пеллеас и Мелизанда"

Мариинский театр представляет премьеру одной из главных европейских опер прошлого века – «Пеллеаса и Мелизанды» Клода Дебюсси в постановке британского режиссера Дэниэла Креймера.

В своей опере Дебюсси стремился отойти от жанровых канонов. Получится ли это у «мариинцев» – вопрос открытый

Премьера «Пеллеаса» – событие одновременно и историческое, и рядовое. В первый и в последний раз оперу Дебюсси можно было услышать в Петербурге в 1915 году – на восточноевропейской премьере Театра музыкальной драмы Иосифа Лапицкого, тогдашнего форпоста оперного артхауса. С тех пор «Пеллеас» ставился в России только однажды, пять лет назад, – но спектакль Музтеатра Станиславского, выпущенный зарубежной постановочной бригадой и спетый выписанными из Франции певцами, к отечественному контексту имел самое что ни на есть отдаленное отношение. Теперь знаковое импрессионистское сочинение показывают в Мариинском – в исполнении штатных его сотрудников и под управлением Валерия Гергиева, для которого «Пеллеас» – очередное культуртрегерское завоевание: в мариинском репертуаре опус Дебюсси займет свое законное место рядом с «Енуфой» Леоша Яначека, «Электрой» Рихарда Штрауса и прочими краеугольными камнями оперного театра ХХ века.

При этом премьера «Пеллеаса» остается уравнением с несколькими неизвестными. Начать хотя бы с того, что оперы с менее дружественным интерфейсом для отечественных музыкантов просто не существует. Первых исполнителей своей единственной завершенной театральной партитуры Дебюсси просил забыть о том, что они певцы, намекая на максимальную удаленность «Пеллеаса» от привычных оперных канонов и штампов. Трагический сюжет о роковой любви, в конце концов сводящей главных героев в могилу, пересказывается композитором по всем правилам символистского искусства – атмосферными полутонами, туманными намеками и томительными недосказанностями. Заговорить на музыкальном языке «Пеллеаса» для привыкших рвать на себе волосы и играть на разрыв аорты российских вокалистов – задача не из легких. Пускай на реализацию амбициозного проекта брошены лучшие мариинские силы во главе с Владимиром Морозом и Ириной Матаевой, пускай даже и с учетом явного крена во французский репертуар, наблюдавшегося у подопечных Валерия Гергиева в последние годы.

Не меньше вопросов вызывает и театральная сторона предприятия. Согласно авторским ремаркам, действие оперы происходит в условном Средневековье – с мрачной лесной чащобой, исполинским замком, морским берегом и заброшенным садом. Между тем истинное место дислокации «Пеллеаса» – символистское «нигде». Композитор вроде бы предоставляет режиссеру полную творческую свободу, но на деле загадывает одну за другой загадки, главная из которых – постановка ключевой эротической сцены, в которой любовники находятся на расстоянии метра друг от друга: он ласкает ее свисающие из окна длинные волосы. Мариинскую премьеру режиссирует осевший в Лондоне американец Дэниэл Креймер, знакомый отечественной публике по двухлетней давности постановке «Замка герцога Синяя Борода» Белы Бартока. Ключевыми чертами российского дебюта Креймера были эстетическая невнятность и смысловая прямолинейность – качества, что и говорить, не самые подходящие постановщику «Пеллеаса». С другой стороны, в сценической истории оперы хватает по-настоящему великих спектаклей (один из них – Петера Штайна – выпущен на DVD), а сочинение Дебюсси не звучало в Петербурге почти сто лет – волей-неволей приходится идти на компромиссы.
6 апреля 2012,

Афиша

Еще по теме

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация