Кармен. Шопениана

О событии

Поставленный полвека назад балет Ролана Пети, где уличная шпана вопит на сцене «Л-ля-мур», народ дурачится и предлагает посмеяться зрителю.
Игорь Зеленский, что сейчас возглавляет две балетные труппы одновременно (ему подвластны труженики московского Музыкального и Новосибирского театров) очень любит хореографию Ролана Пети. Танцовщик карьеру сделал в лучших театрах мира, с юности — в Мариинке, затем в чопорном и прежде недоступном нашим людям New York City Ballet — и, видимо, сверхклассических танцев в биографии оказалось слишком много и захотелось открытых эмоций, ну и повеселиться немножко на сцене, не все ж ходить с серьезной физиономией. Вот он и купил для Новосибирска «Кармен» (Музыкальному театру обещана «Коппелия» того же автора — но уже в следующем сезоне) и сам выходит на сцену в роли Хозе.

«Кармен» была поставлена Роланом Пети в 1949 году для Зизи Жанмер. Маленькая балерина с короткой стрижкой, выпускница школы Парижской оперы, была классической кабаретной актрисой — по темпераменту, по шуточкам, по знаковой позе (верхом на стуле). И Пети сочинил «Кармен» как ее бенефис и воспроизвел в спектакле совершенно кабаретную (близкую и ему) интонацию — «ничего всерьез».

Это в привычной нам «Кармен-сюите», что танцевала Плисецкая, все адски сурово — и воплощенный Рок шагает по сцене, и действие все происходит практически на арене для боя быков, любовные дуэты Кармен и Хозе похожи на корриду. У Пети (который не трогал партитуру Щедрина, а выкромсал музыку непосредственно из оперы Бизе) — какой-то нищий и веселый пригород, забавная шайка разбойников, в момент монолога Тореадора кордебалет вдохновенно-кошачьими голосами вопит «л-ля-мур» и вообще «life is a cabaret», не будь таким мрачным, детка.

И, собственно говоря, кажется, что Хозе увлекся не столько даже самой Кармен (что, безусловно, соблазнительна — изобретенный Антони Клаве черный кружевной корсет, в котором выходит балерина, идет практически всем танцовщицам), сколько вот этой беззаботной жизнью, этой суетой. В финале все будет как положено — Хозе цыганку таки прикончит, но в памяти останется не трагическая (очень быстро проговоренная) последняя сцена, а предшествовавший ей веселый шум.

У «Кармен» на «Золотой маске» три номинации — балет выдвинут как лучший спектакль, лучшая из сибирских танцовщиц Анна Жарова — в списке балерин, Игорь Зеленский — среди танцовщиков. В комплекте с одноактной «Кармен» театр привозит фокинскую «Шопениану» — вероятно, для контраста: после надмирных полетов девиц в белоснежных длинных юбках балет Ролана Пети должен смотреться особенно эффектно.

Спецпроект

Загружается, подождите ...