Москва
Москва
Петербург

Нижинский

Биография легендарного танцовщика в хореографическом пересказе Джона Ноймайера.
После гастролей труппы Джона Ноймайера надо подойти к директору Музыкального Владимиру Урину и его жене Ирине Черномуровой, что занимается международными связями театра, и сказать спасибо. Это будет правильно — ведь люди вбухали пять лет жизни в то, чтобы привезти в Москву театр живого гения, который после премьеры «Сна в летнюю ночь» в Большом слышать о нашем отечестве не хотел (так главный театр страны исполнил один из лучших балетов мэтра). Но Урин с Черномуровой ходили кругами вокруг Гамбурга, убеждали, уговаривали — и сначала получили для своего театра право исполнять «Чайку», затем «Русалочку» и, наконец, подготовили визит собственной ноймайеровской труппы, что сейчас является лучшим авторским театром в мире.

Гамбуржцы везут два спектакля — «Третья симфония Малера» и «Нижинский»: прицельная демонстрация диапазона пристрастий хореографа. Ноймайер, что правит театром уже сорок лет, может быть очень разным. Он может переливать в танец болезненные психологические истории (потрясающая «Смерть в Венеции» доступна на DVD), на равных разговаривать с Шекспиром (тот многострадальный «Сон» и «Отелло», запись которого также существует) — а на следующий год вдохновляться не сюжетом, а чистой музыкой и сочинять вариации на музыку всех малеровских симфоний. И для Москвы выбран один симфонический балет и один балет сюжетный.

«Третья симфония» — одно из главных сочинений американца, что давным-давносчитается национальным достоянием Германии. Как бы бессюжетный спектакль все же содержит в глубине «историю» — в нем перебираются времена года и эпохи развития театра. Поэма нежных «ранне-летних» поддержек, когда парни держат девушек в руках и ноги тех тихо трепещут в воздухе, сменяется определенностью осени: мечты — отдельно (балерина и танцовщик в голубом ведут абстрактный диалог в луче света), ты — отдельно (герой и его девушка просто сидят и смотрят друг на друга; им не соединиться; даже когда встанут и направятся друг к другу, их аккуратненьк оразделят пять пар кордебалета). Мечта о театре (том, что построил Ноймайер) и реальность его — достаточно горькая, но (что редкость для больших трупп) не подлая. А «Нижинский» — это подробно пересказанная биография легендарного танцовщика. Ноймайер — фанат и знаток дягилевских «Русских сезонов», коллекционер связанных с ними артефактов, и он переливает в танец все, что знает об артисте. Место в этом несколько лоскутном спектакле нашлось всем — танцовщику и его коллегам, Дягилеву, что властвовал над своим артистом, и Ромоле Пульска, что бестрепетно женила танцовщика на себе. Не ЖЗЛ — но что-то вроде гигантского коллажа, сделанного со старанием и восхищением.

Смотреть, конечно, надо и «Третью» и «Нижинского» — чтобы оценить еще и труппу, в которой собраны артисты ничуть не хуже дягилевских. Особенное внимание обратить на Ллойда Риггинса — премьер близок к завершению карьеры, и его выступлений мы можем больше не дождаться, он уже занимается репетиторской работой. А это танцовщик из первой десятки мира, и когда в «Нижинском» он изображает Петрушку — можно понять, как это делал сумасшедший русский гений.
27 апреля 2012

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация