Москва
Москва
Петербург

"Ф. М."

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Злободневневная беллетристика по мотивам "Преступления и наказания" Ф.М. Достоевского.

Акунину не впервой выступать в качестве "литературного паразита". В 2000 и 2002 годах он уже выпустил "пьесы" "Чайка" и "Гамлет", в которых приделывал к этим произведениям совершенно неожиданные развязки. Однако на сей раз объектом манипуляций стала не пьеса, а один из самых зачитанных романов русской литературы - роман "Преступление и наказание" Достоевского. Метод здесь использован прямо противоположный - не присочинение конца, переворачивающего классику с ног на голову, а, наоборот, воссоздание "прото-оригинала", первообразца, из которого потом якобы и вырос известный нам хрестоматийный текст.

В руки Николаса Фандорина попадает манускрипт, в котором тот с восхищением опознает неизвестную рукопись Достоевского. В ней присутствуют Раскольников, Разумихин, Порфирий Петрович, но действуют они не совсем так, как мы помним из школьного курса литературы. "Теорийка" (так озаглавлен манускрипт) - гораздо прямолинейнее "Преступления и наказания". Психологические бездны и духовные откровения, выведшие историю об убийстве старухи-процентщицы из беллетристики в шедевры мировой литературы, здесь только намечены. Зато эта "первоначальная" история куда авантюрнее и кровавее. Не уступает ей в занимательности и "внешняя рама" - повествование, разворачивающееся в наши дни. В него словно бы переносятся (в неявном, но вполне опознаваемом виде) герои "Преступления...", которым не нашлось места в "Теорийке", - Сонечка Мармеладова и Свидригайлов.

Акунин четко отследил книжную конъюнктуру: в его новом произведении отчетливо видно влияние не только любезного ему XIX века, но и более близких по времени источников. Так, героям, чтобы продвинуться в расследовании, приходится несколько раз разгадывать ребусы - совсем как персонажам "Кода да Винчи". Из центральных московских улочек действие переносится в особняки, фитнес-центры и рестораны вдоль Рублевского шоссе; мелькают названия брендов, едва ли известных во времена Достоевского, но милые сердцу почитательниц Оксаны Робски. Не говоря уж о том, что само использование именно классика в качестве объекта клонирования, весьма вероятно, обусловлено успехом недавней телеверсии "Идиота".

На этом фоне искусно вмонтированные в текст прямые цитаты из "Преступления и наказания" (создающие эффект дежавю, припоминания чего-то уже прочитанного) ничуть не удивляют. Акунин в своей обычной манере разбросал по всей книге намеки на злободневное. Его сокращение "Ф. М." означает не только самый раскрученный бренд русской литературы, но и "поколение FM" - т. е. людей, отвыкших от телевизора и привыкших получать информацию из автомобильного радио. Для них акунинский Раскольников-light окажется сущей находкой. Правда, едва ли через 140 лет кто-нибудь захочет сделать ремейк его ремейка. Но г-н сочинитель предпочитает жить настоящим.
11 мая 2006,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Пока не было оставлено ни одного отзыва. Станьте первым!
Обсудить на форуме
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация