Студия 2. Боги и собаки. Кактусы

О спектакле

Нидерландский театр танца, один из главных театров мира, представляет три одноактовки, заканчивая фестиваль DanceInversion на громкой ноте.
К нам едет NDT! Один из главных театров на земном шаре, играющий в современном танце ту же роль, что Парижская опера — в классике. Театр, чье имя взлетело вверх в 1975-м, когда его возглавил Иржи Килиан, и продолжает оставаться на недосягаемой высоте. Питомник хореографов, точка притяжения для артистов. Взгляните пристальнее на одноактовку Пола Лайтфута и Соль Леон «Студия 2». Не так давно Килиан ушел с должности худрука NDT (у него был экзистенциальный кризис, он говорил, что завязывает с хореографией, — после чего успокоился и сочинил «на стороне» еще пару замечательных спектаклей) — так вот, Лайтфута и Леон он оставил на хозяйстве. В своем тщательно настроенном театре — ну, как скрипку Страдивари отдал в надежные руки. Уверенный, что не попортят инструмент, что сыграют что-то важное. И пара старается оправдать доверие.

«Студия 2» — это всего лишь один из репетиционных залов гаагского театра Lucent, где базируется NDT. Лайтфут и Леон считают этот зал «душой театра»: он наполнен воспоминаниями о работавших здесь артистах и сочинявшихся здесь шедеврах Килиана. И получасовая одноактовка на музыку Арво Пярта — это парад счастливых теней. Во втором отделении — сам Килиан, «Боги и собаки» на музыку Бетховена и Дирка Обри. Огромная псина в видеопроекции, кажется, несется большими прыжками прямо в зал, а четыре пары на сцене воспроизводят нервные и сложно прочерченные дуэты. Это «поздний» Килиан — одна из тех работ, в которых хореограф транслирует свое ощущение мира как гигантской, захлестывающей человека волны. Не борьба с ней, но растерянное приятие — человека несет и тащит, и единственное, что остается, — верить, что все это неслучайно, и, может быть, тот, кто эту волну создал, к тебе не будет жесток. Не истошное проповедничество, но создание изумительной красоты текста как религиозный акт — вот что такое «Боги и собаки». В финале же программы поставлены «Кактусы» Александра Экмана, в партитуре которых собраны фрагменты сочинений Гайдна, Шуберта и Бетховена. Одно из сочинений Экмана уже появлялось в Москве — испанский театр танца этим летом привозил на Чеховский фестиваль «Flockwork», где артисты бодро и слегка бессмысленно бегали вокруг трех столов. В этот раз будут не столы, а маленькие подставки, зато их станет в пять раз больше. Экмана хвалят за чувство юмора и музыкальность — что все это действительно есть в его спектаклях, хореографу московской публике еще придется доказать.