Внимание: восприятие требует соучастия

О событии

Испанский художник Антони Мунтадас покажет нам, как правильно смотреть на телевизор и что делать в очередях.
Имя испанца Антони Мунтадаса упоминают в числе отцов-основателей видеоарта наряду с Нам Джун Пайком. Но американский кореец интересовался все больше семиотическими и формальными проблемами новых медиа. А Мунтадас, родившийся в кипящей Барселоне в 1942 году, сразу же ринулся в политику. И начал пылко разоблачать двуличие массмедиа, рассказывать человечеству о том, как и каким образом волшебное изобретение ХХ века — телевидение — стало инструментом тотальной власти над разумом и душой человека.

В ретроспективной части выставки испанского классика можно будет ознакомиться с «Проектом Лимузин» (1990) — на окна настоящего раритетного буржуинского «линкольна» проецируется нарезка из политических новостей, рекламы, мыльных опер, сопровождаемая емкими определениями вроде «Секс», «Насилие», «Ритуал», «Власть».

Но самые его сильные вещи — интервенции в реальную городскую среду. Вернее, в пространство, которое сам художник называет «медийным пейзажем». В 1985 году ньюйоркцы и гости города, те из них, кто в состоянии зафиксировать внимание на огромном рекламном стенде на Таймс-Сквер, могли наблюдать простенькую надпись «Это не реклама». Она возникала там всего на 50 секунд каждые 20 минут в промежутках между цветистой рекламой товаров народного потребления. Естественно, знакомые с искусством ХХ века сразу же вспоминали классическое произведение Рене Магритта «Это не трубка» — и понимали, что имеют дело с продвинутым произведением современного искусства. Но бельгийский сюрреалист размышлял о сущности искусства, убеждая нас в том, что все образы лживы — трубку-то на картине покурить нельзя! А Мунтадас обратился к проблемам современного мира как такового.

При этом, несмотря на свое несгибаемое левачество, Мунтадас отчетливо понимал, что механизмы манипуляции сознанием одинаковы что в капиталистических США, что в просвещенной Европе, что в СССР. В проекте «Десять последних минут» он на трех экранах сопоставил завершение новостных программ в Вашингтоне, Москве и Касселе. Дикторы уже рассказали о международных проблемах, состоянии рынков и успехах животноводства и перешли к общечеловеческим темам — кто к празднику урожая в Калмыкии, кто к концерту поп-звезды или оперной премьере. Машины агитации и пропаганды выключились? Но нет, на самом деле они и тут работают в полную силу.

Однако так было в 1977-м. Но холодная война закончилась, СССР больше нет, а старушка Европа сдалась на милость заокеанского победителя. Везде теперь одно и то же. Осталось только то, что Мунтадас называет «городские ритуалы». Специально для Москвы художник создал цикл фотографий «В переводе: В ожидании: Москва». В российской столице он обнаружил странный феномен — москвичи все время где-то толпятся или стоят в очередях. И дополнил свои наблюдения архивными фотографиями советского периода. Получилось очень познавательное исследование. И нам теперь не остается ничего лучше, чем устроить очередь на выставку испанского художника, исследователя причуд коллективного бессознательного.