Сирано де Бержерак

О спектакле

Режиссер Сургутского музыкально-драматического театра Владимир Матийченко нашел в "Сирано" совершенно иную природу - живую, полную игрового задора эстетику старинного площадного представления. Этот подход к пьесе оказался современным и увлекательным.
Героическая комедия Эдмона Ростана «Сирано де Бержерак„ нередко провоцирует театры на постановку костюмного спектакля с пышной, старомодной театральностью. Режиссер Сургутского музыкально-драматического театра Владимир Матийченко (он же — автор сценографии) нашел в “Сирано„ совершенно иную природу — живую, полную игрового задора эстетику старинного площадного представления. Этот подход к пьесе оказался современным и увлекательным. Комедианты бродячей труппы могут напомнить студентов театрального института в учебной аудитории — они так же молоды, полны сил и готовы смело экспериментировать с классической пьесой. В персонажах спектакля можно узнать Арлекина, Бригеллу, Капитана — немногочисленную команду, которая, мгновенно “маскируясь„ (в прямом и переносном смысле), изображает всех персонажей. Очень многое в спектакле построено на движении: мелькание масок, пинг-понг реплик и мгновенная смена мизансцен — все это отработано, требует от актеров особого умения существовать в высоком темпе. Гибкие, прыгучие, ловкие, как акробаты, молодые артисты прекрасно двигаются, танцуют, делают кульбиты, фехтуют. Сургутский “Сирано» — спектакль команды, но нельзя не отметить и отдельные актерские работы. Почти все время на сцене Никита Люшненко. По программке он Ле Бре, друг Бержерака, но, по сути, это вездесущий Арлекин, бодрый, неутомимый и неугомонный. Еще одна комическая роль — Рагно, Алексей Моисеев играет трогательного, нелепого и очень симпатичного кондитера-поэта. Серьезной удачей спектакля можно назвать главный лирический дуэт: Сирано Ивана Косичкина и Роксана Юлии Мацюрак. Герои переживают целый комплекс чувств, переходя от эгоистических обид, борьбы самолюбий к страстной и нежной любви двух достойных друг друга натур. Глубокие чувства, мужественная гордость, благородная романтика отношений — об этом писал Ростан. И все это есть в спектакле, что для сегодняшней сцены — редкое достижение.