Возвышение и падение города Махагони

О событии

Teatro Real представляет в Москве музыкальную редкость — оперу Курта Вайля о беглых преступниках. Дирижирует Теодор Курентзис.
Визит одного оперного театра в другой театр — событие по сегодняшним понятиям почти беспрецедентное: как писал еще пятьдесят лет назад легендарный глава Metropolitan Opera Джордж Бинг, «гастроли — это альбатрос, вцепившийся в шею директора оперного театра», и с этим утверждением не поспоришь. Транспортировать из точки А в точку Б четыре сотни людей, кучу оборудования и декорации — задача невероятной сложности и страшно дорогостоящая, посему в последние два десятилетия оперные театры гастролируют все меньше и меньше. Но если уж выезжают — то по особенному поводу.

Таким поводом стал для мадридского Teatro Real перекрестный год «Россия – Испания» — московский Большой еще прошлым летом показал в испанской столице своего «Евгения Онегина», и теперь интендант Teatro Real, достославный Жерар Мортье, опекающий лучших российских дирижеров, певцов и режиссеров, решился на ответный визит. Но если Большой привозил в Мадрид «наше все» — едва ли не самую запетую и заигранную русскую оперу, то испанские гости попотчуют настоящей редкостью мирового значения — оперой Курта Вайля «Возвышение и падение города Махагони».

Автор бессмертной «Трехгрошовой оперы», поставленной в театре Бертольта Брехта и на его же сюжет, в Москве известен, мягко говоря, плохо. Высоколобое музыковедение Вайля, по большому счету, и за серьезного автора не считало — тот факт, что «Трехгрошовая опера» эксплуатирует стилистику кабаре, поставил в глазах ученых мужей на композиторе жирный крест. Между тем Вайль — один из самых самобытных авторов Германии донацистского периода (в период власти Гитлера он благополучно эмигрировал в США, где переквалифицировался в автора мюзиклов) и не так прост, как кажется. В любом случае, в последние годы музыкальные театры все чаще и чаще проявляют интерес к его сценическим опусам, и «трех грошей» им явно мало. «Махагони» — несколько сюрреалистическая, с криминально-философским уклоном, драма о беглых преступниках, которые построили посреди пустыни город — в котором нет законов, все дозволено (главное — соблюдать четыре принципа: есть, любить, драться и пить), бал правят люди, у которых карманы набиты деньгами, а единственный грех и преступление — денег не иметь. Этот лихо закрученный (и инспирированный Брехтом) сюжет не менее лихо поставлен испанцами Алексом Олье и Карлушом Падриссой — участниками нашумевшей театральной группы La Fura dels Baus. Жерар Мортье, в свою очередь, позаботился о первоклассном составе — Вайля поют такие певцы, как Уилльярд Уайт, Джейн Хеншель, Эльжбета Шмитка, Михаэль Кениг. За дирижерским пультом — хорошо, даже слишком хорошо знакомый местным меломанам Теодор Курентзис. В общем, присутствуют все слагаемые для с толком проведенного вечера в опере — а учитывая то, что город Махагони по всем внешним признакам напоминает Первопрестольную в ее сегодняшнем виде, в выборе для гастролей именно этого произведения можно усмотреть определенное лукавство.

Спецпроект

Загружается, подождите ...