Шоша

О спектакле

Спектакль по роману нобелевского лауреата Исаака Башевиса-Зингера в постановке молодого и талантливого режиссера Туфана Имамутдинова.
Удивительные бывают совпадения. Два незнакомых человека, два режиссера разных поколений в двух совершенно разных театрах поставили два спектакля, которые теперь кажутся органичной дилогией. Создатель и руководитель израильского театра «Гешер» Евгений Арье после двадцати лет отсутствия вернулся в Москву и поставил в «Современнике» абсолютный хит прошлого сезона — собственную инсценировку романа Исаака Башевиса-Зингера «Враги: история любви» о польских евреях, переживших Холокост, бежавших в Америку, но не избавившихся от Холокоста в душе. А первой премьерой Театра Наций в новом сезоне стала инсценировка другого романа Башевиса-Зингера — «Шоша», о польских евреях, живущих в Варшаве 30-х, довоенных, годов, еще Холокоста не испытавших, а лишь предчувствовавших неясную угрозу. Поставил ее совсем молодой режиссер, выпускник мастерской Олега Кудряшова РУТИ/ГИТИСА Туфан Имамутдинов со своими родными «кудряшами».

Общее у этих спектаклей — не только тема, но и подход к инсценировке. Из многонаселенных романов, где история конкретных людей вплетена в большую Историю, политику и религиозную философию, вы-браны лишь тема любви и ее главные герои. Только у Арье любовь трагична, а «Шоша» Имамутдинова — нежна и романтична. И еще вненациональна. О том, что действие происходит на Крохмальной улице еврейского квартала Варшавы, напоминает только живая музыка ансамбля Klezmasters.

Начинающий писатель Аарон Грейденгер в исполнении Романа Шаляпина — амбициозный юноша, стремящийся из хасидского детства к богемной свободе. Единственное счастливое воспоминание — любовь к восьмилетней девочке Шоше, сверстнице с соседней улицы, которую он не видел уже больше 10 лет. А тут — писательский клуб, где ему покровительствует властитель местных дум философ-гедонист Файтельзон (Егор Корешков). Внимание двух главных красоток — местной Селии Ченчинер (Наталья Ноздрина), прозвавшей его Цуциком, и американки Бэтти Слоним (Ольга Смирнова), устроившей ему первый гонорар за еще не написанную пьесу. Все — как тест на свободу и мужественность, который нельзя не пройти. И вдруг он находит свою Шошу. Причем такой, какой ее оставил, — маленькой девочкой, которая будто отказывалась расти в разлуке с ним. Но стоило ей вновь его увидеть, она словно очнулась и обрушила на него открытую, по-детски незащищенную и требовательную свою любовь. Прямо как в сказке о спящей царевне, только накануне Второй мировой…

Как сыграть такую Шошу? А вот так, как играет ее Полина Стружкова: без глупой «дитячьей» характерности, с абсолютной верой в то, что такая любовь на самом деле возможна. Когда смотришь прямо в глаза, когда гордишься, что сидишь рядом, когда боишься выпустить из рук, когда живешь «просто потому, что ты вернулся». Наивно и сильно. Как такую оставишь, даже если можно сбежать в радужную Америку из Польши, зажатой между Сталиным и Гитлером? Что ждет этих детей, знает только мать Шоши — Бася. Роза Хайруллина играет ее сухо, без единого «материнского вздоха», трагично, как богиню судьбы, удержавшую влюбленных на миг на краю пропасти, чтобы хоть успели вкусить…

В романе Шоша погибает, а Цуцик войну переживает и оказывается в Америке, как герои «Врагов…». В спектакле история без Шоши уже никого не интересует.