The Mars Volta

О событии

Вокалист The Mars Volta Седрик Бикслер-Савала рассказал Time Out о панк-роке будущего и настоящих чиканос.
Обладатели роскошных имен Омар Родригес-Лопес и Седрик Бикслер-Савала предпочитают называться The Mars Volta и играть словно бы завезенный к нам из дальнего-дальнего космоса прог-рок. Мы не знаем, когда они выпустят свой шестой альбом. Но они уже играют новый материал на концертах и охотно обсуждают в интервью.

Говорят, что новый альбом будет уже не столько мелодичным и психоделичным, сколько панковским.

Да, он будет более пря-молинейным и яростным по сравнению с тем, что мы делали раньше. Мы записали панк будущего.

Ничего себе. Это что вы имеете в виду?

Для меня это эволюция всего того, что мы делали ранее, под влиянием простоты панк-рока. Мы сейчас работаем с продюсером, который значительно расширил наши границы, теперь мы можем исполнять песни в большем количестве жанров. Особенно интересна наша ритм-секция, у нас новый барабанщик, который уважает общий замысел песни, но при этом делает их иными. Теперь может показаться, что у нас есть драм-машина. У нас будет электронный звук, живой драм-н-басс. Это гибрид ярости, очень странный звук, смесь всего, что нам сейчас нравится.

То есть теперь вы сконцентри- ровались не на мелодии, а на ритме? 

Я бы так не сказал. Это несколько сложная музыка, но в целом она в нашем духе.

У вас определенный вокальный стиль. В одном из своих старых интервью вы говорили, что любите, когда слушатели в зале порой не понимают, поет для них женщина или мужчина. Как вы свой стиль будете вписывать в панк-рок? 

На этой пластинке я не пою таким высоким голосом. Но вообще сама ситуация кажется мне забавной. Знаете, в искусстве много спорных вещей, но тут же дело в сути, а не в том, кто на самом деле поет, мужчина или женщина.

На этой пластинке вы также не поете по-испански. 

Нет, испанского на этой пластинке нет. Те песни, которые мы поем на испанском, я не мог бы спеть на английском. Испанский чуть иначе передает суть и атмосферу

Испанский и звучит резче. 

Для меня это родной язык, я вырос в семье, в которой говорили на испанском и английском, так что для меня это просто естественно. В Калифорнии огромное количество латиноамериканцев, мы в этом не одиноки. Мы также хотели, чтобы раздвинулись границы популярной музыки, чтобы она стала разнообразней в языковом, а не только в мелодическом плане. Пусть под латиноамериканской музыкой подразумевают не только Карлоса Сантану.

Если говорить о латино-американском сообществе, которое в Америке больше представлено мексиканцами, то многие называют их индейцами-католиками, так сильно в них влияние обеих культур. Вы бы с этим согласились? 

Что касается меня, то я классический чикано. Так называют тех, кто либо родился в Америке, либо был привезен еще ребенком и может даже говорить не по-испански, а на спэнглише, смеси английского и испанского. Да, в культурном смысле у нас много чего намешано, включая американскую поп-культуру.