"Арте повера" в Москве. Произведения из коллекции Кастелло ди Риволи.

О событии

Выставка «Бедного искусства» — движения, возникшего в Италии во второй половине XX века.
Arte Povera, «Бедное искусство», вовсе не предназначено для удовлетворения эстетических потребностей малообеспеченных слоев населения. Изначально проект был направлен на цели исключительно революционные. Движение возникло в 1967-м, когда итальянский критик и куратор Джермано Челант опубликовал манифест «Бедного искусства» с подзаголовком «Заметки о партизанской войне». Ярый левак и маоист употребил при этом испанское слово «герилья», помянув погибшего в том же 1967 году команданте Че, небесного покровителя всех истинных борцов против империализма и капитализма.

Культурные истоки этого, чисто итальянского, движения недвусмысленно раскрыты в знаковой инсталляции «Венера в лохмотьях» Микеланджело Пистолетто (1967). Гипсовая копия Венеры Милосской завалена живописным тряпьем вполне бомжатского свойства. Если поп-арт возник как реакция на преизобилие в Америке товаров народного потребления, то итальянские радикалы заявили о своем категорическом отказе и дальше делать «настоящее» искусство, которым и так «Апеннинский сапог» заполнен под самую завязку. К воспевающему ценности общества потребления поп-арту представители «арте повера» относились с нескрываемым презрением, равно как и к практическим мечтаниям футуристов, поставивших свое искусство на службу фашистскому режиму Муссолини. Эти твердолобые ребята вообще подвергали сомнению абсолютно все. Все прелести и напасти индустриальной эпохи ясно воплощены в работе Джованни Ансельмо «Неон в цементе», представляющей собой лежащую у стены бетонную балку, в которую заключена неоновая трубка. Ревизии были подвергнуты и глубокомысленные суждения мыслителей Ренессанса относительно диалектики Природы и Искусства. «11-метровое дерево» Джованни Пеноне — это скульптурный объект, очищенное бревно, в которое вставлены грубо оструганные сучки. Но ведь это дерево — мертво, оно никогда не даст побегов…

Еще они посягнули на самое святое — на итальянский дух, что и отразилось в работе Лучано Фабро «Speculum Italiae», где осколки реальных зеркал завалены грубыми досками.

Но неумолимое время учудило хорошую шутку — однажды эти стойкие нигилисты и революционеры оказались в положении национальных классиков; работы отрицателей потребительских функций искусства взлетели в топы художественного рынка. Кажется, именно для этой группы и был создан первый в Италии государственный музей современного искусства в старинном замке Риволи в Турине, городе, в котором и происходили главные тусовки «арте повера». И в качестве безусловных послов современности шедевры из туринского музея прибыли в Москву в рамках Года Италии в России. Столь безупречно подобранные музейные выставки искусства второй половины ХХ века до Москвы доезжают крайне редко. Андрей Ковалев

Спецпроект

Загружается, подождите ...