Тема с вариациями

О спектакле

В Москву на гастроли приехал American Ballet Theatre и привез образцовый, не способный ничем испугать праведного балетомана классический спектакль - с величавыми балеринами в пачках и куртуазными поклонами, поставленный на музыку Чайковского.

Прошлый раз эта труппа появлялась у нас в 1960 году — то есть другим было все: артисты, хореографы, менеджеры. И если в прошлый приезд, по словам сегодняшних московских ветеранов, ABT держался скромно и всячески раскланивался перед нашей великой балетной державой (руководители то и дело подчеркивали связь с русской школой — ведь труппа возникла в 1937 году как театр Михаила Мордкина) — теперь ABT едет как один из ведущих театров мира.

Главное слово для ABT — звезды. У театра нет никакой художественной программы и никаких высоких принципов — мол, этот танцовщик или хореограф пусть хорош, но не в нашем стиле, мы его на работу не возьмем. Худрук Кевин Маккензи регулярно оглядывает орлиным взором весь мир — и переманивает в АВТ людей, громыхнувших в Европе и на родном континенте. Главное — успех. В результате труппа театра — зоопарк, домашний музей миллионера, набор супертанцовщиков (с балеринами посложнее), каждый из которых отличается от другого больше, чем зебра от крокодила и Рембрандт от Малевича. Вечный Питер Пэн, солнечный подросток Даня Симкин, благороднейший принц Давид Холберг, брутальный виртуоз Хосе Мануэль Карреньо — все приезжают в Москву и станцуют для нас. Хореографы — тоже звезды, и тут разумно выдержана пропорция между вчерашним и сегодняшним днем. В программе, которая будет одинаковой все три вечера (меняются только исполнители), — американские классики Джордж Баланчин и Джером Роббинс, бывший главный хореограф Большого театра, вот уже два года работающий в Штатах, Алексей Ратманский и выросший в хореографа танцовщик компании-конкурента (New York City Ballet)  Бенджамен Миллепье (на фото). Последний (почти дебютант), кажется, знаком широкой публике больше всех мэтров вместе взятых — как Давид, сценический партнер главной героини в «Черном лебеде», и как отец будущего ребенка Натали Портман.

«Тема с вариациями» Баланчина поставлена на музыку Чайковского, и это образцовый, не способный ничем испугать праведного балетомана классический спектакль — с величавыми балеринами в пачках, куртуазными поклонами и очевидными воспоминаниями о Мариусе Ивановиче Петипа. «Матросы на берегу» Роббинса (известного в нашей стране в основном как автор хореографии фильма «Вестсайдская история») — лихая шуточка, бодрая хохма, сочиненная в 1944 году, когда надо было поддерживать хорошее настроение в воюющей стране. Три героя жуют резинку, снимают девочек в портовом баре и, выпив, участвуют в драке — не забывая при этом вытворять виртуозные трюки. В один вечер с величавыми примами и разгульными матросами на побывке сцена будет отдана маленьким любовным историям, сотворенным Алексеем Ратманским на музыку Скарлатти (впрочем, там только намеки на чувства, обещания, надежды: «Семь сонат» — балет очень осторожный и сдержанный). И — абсолютной новинке, мировой премьере, сделанной специально для Москвы: Миллепье сочинил «Тройку» на музыку Баха, посвятив ее Мстиславу Ростроповичу. Дело в том, что американцы приезжают на гастроли в рамках фестиваля в честь нашего великого музыканта — и считают необходимым выказать ему особое уважение.