Москва
Москва
Петербург

Антоний & Клеопатра. Версия

Кирилл Серебренников выпустил милитаризированную версию шекспировской пьесы. Антоний достался Сергею Шакурову, Клеопатра - Чулпан Хаматовой.

Появление слова «версия» на афише нового спектакля театра «Современник» объясняется тем, что режиссер Кирилл Серебренников основательно переиначил трагедию Шекспира. Первым делом он подрядил драматурга Олега Богаева на нехитрую работенку: перевести Шекспира на человеческий язык. Если у Шекспира Антония высокопарно величают гордым полководцем, «сверкающим, как Марс, закованный в броню„, то у Серебренникова воины по-свойски зовут командира „классным мужиком“. А египетская царица Клеопатра, обращаясь к римскому триумвиру Марку Эмилию Лепиду, переспрашивает его: “Тебя Лепидом, что ли, зовут? Слушай, а давай просто Липа?»

Ох, права была Клеопатра, предупреждая незадолго до своей гибели: «До уровня подростков несмышленых род снизился людской. Ушло геройство». Всю пьесу от начала до конца на подростковый сленг, впрочем, переписывать не стали: наряду с богаевскими в спектакле звучит много шекспировских монологов, и актеры то и дело ныряют из низкого стиля в высокий и обратно. Есть подозрение, что эта стилистическая чересполосица не сослужила добрую службу спектаклю — если уж осовремениваешь язык персонажей, то иди до конца. То есть действуй примерно так, как поступил с шекспировским «Отелло» замечательный бельгийский режиссер Люк Персеваль, который перевел почти всю пьесу на блатную феню. При этом у него получилось лаконичное и умное зрелище, доказывающее, что главная сила Шекспира не в красотах стиха.

Серебренникова лаконичным не назовешь, и понять по его постановке, в чем сила Шекспира, сложно. Он создал крайне захламленный спектакль, придумав множество эффектных сцен, которые, несмотря на всю свою изобретательность, лишь отвлекают от смысла происходящего. Чего только нет в этой «Версии». Федерал Антоний (Сергей Шакуров) здесь переодет в армейский камуфляж, Клеопатре (Чулпан Хаматова) выдан хиджаб, а иногда они для пущей радости еще показывают нам фокусы с переодеваниями невесть в кого. По сцене, опираясь на костыли и размахивая эффектным полутораметровым членом, ковыляет мутант-прорицатель (Сергей Епишев). Секст Помпей (Артур Смольянинов) похож то ли на Басаева, то ли на Радуева. Циничный Цезарь (Иван Стебунов) повадками смахивает на Путина. А после антракта режиссер вообще применит запрещенный прием, перенеся действие без достаточных на то оснований в выгоревший бесланский спортзал. По-видимому, нам хотели рассказать историю великой страсти, случившуюся на развалинах империи. Но, увы, получилась просто липа.

Афиша

Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация