Линия бесконечности. Фриденсрайх Хундертвассер, Шоичи Хасегава

О событии

Выставка в Музее современного искусства - не просто художественное явление, а настоящее дипломатическое событие, посвященное 60-летнему юбилею образования ЮНЕСКО. Петровка, 25.

Новая выставка в Музее современного искусства — не просто художественное явление, а настоящее дипломатическое событие, посвященное 60-летнему юбилею образования ЮНЕСКО. Ответственную миссию поручили австрийскому художнику Фриденсрайху Хундертвассеру и его японскому последователю Шоичи Хасегаве. Наглядные результаты укрепления взаимопонимания между народами на почве искусства даже в наши времена встречаются нечасто — чиновники выбрали очевидный пример удачного культурного обмена.

Зубодробительное имя первого художника — не шутка родителей: мастер добровольно решил именоваться «царством мира» и «сотней вод», а не заурядным именем Фридрих Стовассер.

Совершенно несносный впервой половине жизни, Хундертвассер затем стал образцовым «гражданином мира» и персонажем для выставок на высоком уровне. Он делал марки для никому не известных государств и Организации Объединенных Наций, раскрашивал самолеты, опубликовал теоретическую книгу «Манифест заплесневелости против рационализма в архитектуре„, спроектировал несколько зданий, в том числе завод по переработке мусора (1990-1991) в Вене. Он жил одновременно в Австрии, Франции, Японии и Новой Зеландии — для этой страны даже придумал флаг, подкоторым был там же и похоронен в “Саду счастливых мертвецов». Его ученик Хасе гава изменил не имя, а жизнь. Вначале 60-х, впервые познакомившись с творчеством Хундертвассера в галерее Ямамото, он решил изучать европейскую гравюру и переехал вПариж. Там Шоичи растерял восточное величие, зато сохранил японское изящество и невероятную техническую тщательность и изобретательность.

Работами экспрессивного Хундертвассера и гармоничного Хасегавы завесили весь третий этаж музея. Обылой революционности абстрактного искусства и связанных с ним давних скандалах напомнила лишь отечественная таможня, задержавшая оформление и заставившая толпу дипломатов несколько часов дожидаться открытия выставки. Простому зрителю вместо этого уникального перформанса предложат полюбоваться трудами классиков.