Шалинский рейд
Time Out

О книге

Герман Садулаев делится своими взглядами на «чеченский вопрос».

Этот роман стал, главным образом, политическим событием. Герман Садулаев делился своими взглядами на «чеченский вопрос» и в лирических отступлениях, и в публицистических выступлениях. Что именно из Садулаева прочел глава Чечни Рамзан Кадыров, неизвестно, только его «критика» превратилась в прямую угрозу. Фраза «Такого писателя у нас нет» вызвала протест литературного сообщества, который перерос в странные пожелания непременно вручить автору «Шалинского рейда» одну из крупных литературных премий, на которые он сейчас выдвигается. Поддержка опального писателя — дело благородное, однако стоит пожалеть тех читателей, которые будут иметь несчастье формировать свой вкус, ориентируясь на экспертное мнение литературных конкурсов. Дело в том, что роман, при всей значимости поднятых в нем вопросов, художественным прорывом не стал. Исповедь заурядного парня, который из выпускника Ленинградского университета превратился в боевика, вдруг делает сюрреалистический вираж. Главный герой начинает раздваиваться — то ли это чеченский боевик Тамерлан Магомадов, то ли русский Артур Дениев. То ли он воевал, то ли это его больное воображение. Прибегнув к схеме, уже отработанной Чаком Палаником в «Бойцовском клубе», автор ставит под сомнение все те провокационные суждения, которые он так долго камуфлировал «под Фредерика Бегбедера».

Спецпроект

Загружается, подождите ...