Herman Schmerman. Remanso. Cinque

О спектакле

Три маленьких спектакля, собранных в Большом театре в один вечер, должны убедить публику в том, что в балете стоит смотреть не только на лебедей.

Herman Schmerman

Название не значит ничего – хореограф Уильям Форсайт просто услышал бессмысленное словосочетание, произнесенное Стивом Мартином в фильме «Мертвецы не носят клетчатое», — и оно ему понравилось. Появление этого спектакля в Большом значит очень много – первый опыт деконструктивистской хореографии в главном театре страны. Конечно, за те двадцать лет, что прошли с момента громкой премьеры в Нью-Йорке, Форсайт успел из модного балетмейстера превратиться в отстраненного гуру, перестал ставить балеты и стал наполнять воздушными шариками ангары – но, пусть с опозданием на два десятилетия, мы все же получили очень впечатляющий спектакль.

Remanso

Надрывная, нежная, гейски-сладкая история о вечно ускользающем эльфе и двух мающихся рядом обычных людях была поставлена Начо Дуато пятнадцать лет назад для Владимира Малахова в AmericanBalletTheatre. В ней все чересчур – вплоть до алой розы, что герой зажимает в зубах, но… ну да, карамель, конечно, но как же красиво сделано!

Cinque

Одноактовка Мауро Бигонзетти, специально сделанная для пяти балерин Большого, в которой строгие девушки выходят в спроектированных Игорем Чапуриным кожаных шоколадных пачках и с удовольствием изображают оторв с районной дискотеки. При этом делают это так классно и с таким ехидством, что вы ни на минуту не забудете, что перед вами все-таки примы Большого.