Мечеть Парижской Богоматери: 2048 год

О книге

В результате уступок либеральных правительств мусульманским общинам на месте европейских стран появилось государство Еврабия, в котором действуют законы шариата.

В результате уступок либеральных правительств мусульманским общинам на месте европейских стран появилось государство Еврабия, в котором действуют законы шариата. Европейцы, не пожелавшие переходить в ислам, помещены в гетто и поражены в правах. Женщины не смеют выходить на улицу без паранджи. Фермеров, подпольно делающих вино, публично забивают камнями. Католические храмы превращены в мечети, а сокровища Лувра постигла участь афганских статуй Будды. В заброшенных ветках парижского метро и канализационных коллекторах действует движение Сопротивления. Не без труда объединившись с находящимися также в подполье католиками-лефевристами (это крайне консервативное течение в католицизме, адептом которого является снявший "Страсти Христовы" Мэл Гибсон), "светские" террористы готовят и осуществляют мятеж - заново освящают Нотр-Дам и взрывают его, чтобы собор погиб как христианский храм, а не как мечеть.

Чудинова не скрывает, что на создание этой мрачной антиутопии ее вдохновил появившийся после 11 сентября памфлет Орианы Фаллачи "Ярость и гордость", в котором утверждается, что ислам - угроза существованию европейской цивилизации. Поэтому главная героиня "Мечети" - старуха-террористка София Севазмиу, в детстве побывавшая в чеченском плену и превратившаяся в фурию-мстительницу, - явно списана с итальянской журналистки. Не скрывает автор и своей приверженности христианскому традиционализму.

Но главное - ее антиутопия откровенно публицистична. В романе часто цитируются телесюжеты и газетные статьи последнего десятилетия, и это стирает границу между сегодняшними реалиями и обрисованными Чудиновой перспективами "диалога" культур и религий. Картина получается страшноватая. Она была бы еще страшнее, но эмоциональность и пристрастность автора сказались на качестве: текст изобилует стилистическими огрехами и сюжетными неувязками. Видимо, когда пишешь книгу, после которой правозащитники грозятся тебя засудить (за разжигание межнациональной розни), а исламисты - просто уничтожить, некогда думать о стиле.

Спецпроект

Загружается, подождите ...