Владимир Дубосарский и Александр Виноградов «На районе-2»

О событии

Владимир Дубосарский и Александр Виноградов погружаются в повседневность.

Праздники, оргии и красивая жизнь остались в прошлом. Выдержавший испытание временем, жесткой критикой, медными трубами, престижными биенналями, высокими гонорарами, сотрудничеством с олигархами союз Владимира Дубосарского и Александра Виноградова бьется о рифы натурального постсоветского быта. Место экстаза больших картин с переложениями соцреалистических мифов, гламурных подводных путешествий, вдохновленных глянцевыми журналами, заняла скромная, почти провинциальная романтика обжитого подмосковного района — того, где располагается мастерская художников.


«Чужой»

Первую часть проекта под названием «Химки live» художники, нечасто радующие российскую публику своими выставками, показывали в швейцарской галерее Шарлотты Мозер. Продолжение последовало в Paperworks на «Винзаводе» — в соответствии со специализацией заведения демонстрировались только работы на бумаге — примерно с теми же сюжетами. Из второй серии, которую предлагают вниманию зрителей в «Триумфе», исчезло слово «Химки» — вероятно, из-за слишком мощного и разнообразного ассоциативного ряда: портреты Евгении Чириковой, анархистов, недоубитого Бекетова проектом не предусмотрены. Никакой фронды — Дубосарский и Виноградов начали писать свои «Химки» задолго до того, как название района собрало под знамена всех людей доброй воли. По сравнению с первой серией меньше стало ужасов нашего городка: бродячих собак, наглых ментов, слишком красивых девушек.

Оставив иронию 1990-х, сохранив лишь легкие намеки на гламур 2000-х, художники писали практически с натуры. Все до боли знакомо: полноватые деловые мужчины, пробки, в которых рядом с шикарными иномарками тоскуют фуры, девушки на каблучках, рассекающие зеленые улицы, лица неясных национальностей в экзотических одеждах, сталкивающиеся с чудаками, бродящими по мостовым в костюмах и босиком. Используя фотографии — как многие их коллеги в последние полтораста лет, — Дубосарский с Виноградовым не фиксируют мгновенье. Они пишут эпос — все впечатления, ракурсы, обстоятельства выверены годами наблюдений за окружающей действительностью. Похоже, подобно ученикам авангардистов в далеких и так неприятно похожих 1930-х, художники, утомленные бурями и натиском предыдущих десятилетий, искали и нашли тихую нишу, открыли источник чистого наслаждения — в обычной повседневной жизни. Той, что происходит под окнами мастерской, расположившейся в зоне ответственности мэра Стрельченко, в центре борьбы за леса и свободу. В тихом омуте…

Спецпроект

Загружается, подождите ...