30 Seconds to Mars

О событии

Калифорнийские рокеры во главе с Джаредом Лето вызовут массовое помешательство среди девочек-подростков.

30 Seconds to Mars везут в Москву свой третий альбом «This Is War». Этой пластинкой калифорнийская группа отказалась быть клоном My Chemical Romance и нашла себе более выгодную нишу. С начала года группа из Лос-Анджелеса играет торжественный драматический арт-рок на пересечении эмо-попа Linkin Park и коммерческих стадионных баллад U2. Несмотря на душный пафос пластинки, как-то веришь Джареду Лето, когда он с надрывом поет про «навсегда», про «любовь» и про «разбила сердце». Казалось бы, что еще нужно чувственным 14-летним слушательницам? А много чего. Одной музыкой популярность 30 Seconds to Mars не объяснить, потому что она не просто велика, а феноменальна. Тут дело даже не в том, что вокалист Джаред Лето был состоявшимся актером еще до создания группы. Ведь он избегает пиарить 30 Seconds to Mars своим именем, а за последние годы снялся только в одной роли второго плана. Даже то, что на Лето обрушился сокрушительный успех «Реквиема по мечте», причем у той же возрастно-половой группы, еще не обещало славы музыкантам. Более популярные актеры современности тоже пели поп- песни, а успеха так и не достигли: Киану Ривз, Рассел Кроу, Милла Йовович и Скарлетт Йоханссон. Исключения в виде Шарлотты Генсбур и Зуи Дешанель в разговоре о Джареде Лето неуместны, потому что у него другой статус. Для своей подростковой аудитории Джаред одновременно и рок-герой, нонконформист, говорящий с ними на одном протестном языке пубертатного надрыва, и секс-символ. Да, объект желания. Ведь его внешность, от которой теплеет внизу живота, не исчезает с криком «Стоп! Снято!». И в музыке соблазнительная харизма Лето им никак не скрывается: когда на последнем альбоме голос Лето шепчет в самое нутро «Do you really want me?», даже теряешься с ответом.

Такой вот синергетический эффект. К вышеперечисленным секретам успеха стоит добавить удивительно продуманную работу 30 Seconds to Mars с фэндомом — со времен выхода второй пластинки калифорнийцы дали 500 с лишним концертов. Другой пример: на треках «This Is War» можно слышать голоса почитателей группы, оказавшихся в нужном месте в нужное время, а прислав музыкантам свою фотографию, можно было вообще оказаться на обложке пластинки. Ощущение доступности усилено еще и тем, что 30 Seconds to Mars, будучи последователями хардкор-группы Minor Threat, которая первой попыталась стереть грань между рок-исполнителем и аудиторией, тоже не пользуются услугами охраны. В общем, неудивительно, что по запросу «30 Seconds to Mars» в «ВКонтакте» находится больше 200 000 результатов и что еще в августе бросать трусики на сцену сразу собралось больше полутора тысяч любвеобильных дев. Так что живой бэк-вокал в «Олимпийском» будет дружный. Кстати, у Паттинсона ведь тоже есть группа. Он не занимается музыкой профессионально, но, может, только пока?