Беспечный русский бродяга

О альбоме

От большого артиста Гребенщикова прорывов не ожидаешь. Поэтому ставишь новый диск, смотришь на название первой песни "Афанасий Никитин Буги" и думаешь: ну сейчас пойдет традиционное для последней декады сюрреалистическое описание наблюдаемой реальности под гитарный перебор. С одной стороны, так и выходит: в треке узнается давняя "Древнерусская тоска". С другой — происходит это под жесткую электронику.

Правда, любовь к негитарной музыке БГ никогда не скрывал: можно вспомнить и "я буду петь, как синтезатор", и публичное признание в любви к acid house. В итоге можно констатировать, что эксерсиз в несвойственном жанре Борис Борисович выполнил удачно, с радующей слух ненатужной самоиронией.

В районе третьей песни стилистика, впрочем, возвращается к гитарной. Возникают и кельтские мелодии с ударными текстами про алкоголь. И полнейшее корневое кантри, и потом снова электроника, но уже в гомеопатических дозах. И "русский романс" под гармонь о нелегкой судьбе Достоевского ("Когда Достоевский был раненый и убитый ножом на посту…"). И, наконец, доведенный до ума жесткий "Скорбец".

В целом альбом оказался неожиданно энергичным и по-хорошему злым. Не всякий ожидал, что, после того как Президент России подписал Указ "О награждении художественного руководителя группы Аквариум Бориса Гребенщикова за большой вклад в развитие музыкального искусства орденом За заслуги перед Отечеством", тот по-прежнему будет иногда употреблять в текстах нецензурные слова и совсем перестанет обращать внимание на музыкальную конъюнктуру.

Спецпроект

Загружается, подождите ...