Так поступают все женщины, или Школа влюбленных

О спектакле

Легкомысленная моцартовская опера — одна из лучших постановок театра.

В благочестивое советское время позднюю моцартовскую оперу старательно обходили стороной, хотя во всем мире по своим музыкальным достоинствам она считалась и считается равной «Дон-Жуану„ и “Волшебной флейте„. Видимо, дело в том, что сюжет “Так поступают все„, мягко говоря, фриволен. Два неаполитанских офицера, Гульельмо и Феррандо, прославляющие добродетели своих невест сестер Дорабеллы и Фьордилиджи, оскорблены старым женоненавистником Доном Альфонсо — тот заявил, что женской верности в мире нет как таковой. Чтобы доказать обратное, они соглашаются на предложенное им пари — якобы получив от начальства приказ оставить город, они покидают своих возлюбленных, чтобы затем появиться перед ними неузнанными — в виде заезжих богатых турок. Дальше начинается самое интересное: мнимые гости начинают ухаживать за девушками, причем каждый выбирает себе чужую невесту. Финал у истории двусмысленный: сначала Дорабелла, а потом Фьордилиджи не выдерживают любовного напора новых воздыхателей, и финальное разоблачение и воссоединение двух пар кажется всего лишь театральной условностью. Все любовные перипетии пронизаны истинно моцартовской лирикой и лукавством: если в отношении одной пары можно усмотреть лишь галантную игру, полную притворства, то для другой — если верить музыке композитора — все гораздо более серьезно.

Говорят, что сюжетом оперы стала придворная сплетня, одно время ходившая в кругах венских вельмож, — так это или нет, но большая часть исследователей моцартовского наследия безжалостно осуждают либреттиста Лоренцо Да Понте (да и самого Моцарта) за легкомыслие оперы, начисто лишенной морализаторства, свойственного веку Просвещения. А заодно и за пренебрежительное отношение к слабому полу — если быть точным, то полное название оперы звучит следующим образом: “Так поступают все женщины, или Школа влюбленных„. Может, поэтому XX век, распрощавшийся с высокими моральными устоями, так полюбил именно это произведение. Композитор в нем рисует своих героев подверженными сиюминутным эмоциям, недальновидными — то есть настоящими, всамделишными людьми, а не стерильно-ходульными моделями.

Трехчасовые любовные игры — раздолье для фантазии режиссеров: роскошные арии и изысканные ансамбли придают куража солистам. В общем, всем хорошо — правда, с каждой новой версией этой оперы каждому новому постановщику становится все тяжелее отыскать в ней что-то свое. Впрочем, Александр Титель, репетирующий “Так поступают все» с молодыми солистами и стажерами труппы Музыкального театра, на отечественном поле выступает пока один — восьмилетней давности спектакль Бориса Покровского был откровенно неудачен. И все же ему, вместе с опытным дирижером Вольфом Гореликом, предстоит доказать зрителям главное: в юбилейный год композитора (250 лет со дня рождения), когда недостатка в музыке главного венского классика вроде бы нет, наши певцы могут спеть Моцарта достойно — без скидок на свое российское происхождение и немоцартовскую по сути природу здешнего вокального воспитания. Поверив в это, нам уже не составит труда вообразить, что у своего лучшего друга действительно можно увести невесту, предложив ему взамен свою.