Документальный театр. Пьесы

О книге

Формат вербатим (то есть "буквально сказанное"), в котором написаны пьесы этого сборника, подразумевает актуальную тематику, яркую социальную направленность, а также современный язык и сюжеты, взятые из жизни. Каким образом создается документальная пьеса? Допустим, автора волнует тема женщин, совершивших преступления на почве несчастной любви и страсти. Автор находит чистые кассеты, диктофон, отправляется в Орловскую область, в женскую исправительную колонию строгого режима, где берет несколько десятков интервью. Затем эти интервью расшифровываются. Документальный текст, сообразно авторскому замыслу, сводится в некую структуру и представляется на сцене. Причем актеры должны максимально точно изображать реальных персонажей, овладеть их пластикой, манерой разговора и пр.

"Когда актеры Художественного театра готовили постановку горьковского "На дне", они тоже ходили по ночлежкам и наблюдали, копировали детали. Но между ними и их героями лежала пропасть, которой нет у нынешних исполнителей. И не потому, что сегодняшние актеры сами торговали на рынке, разгружали фуры и ночевали на вокзалах (Горький тоже жил по-всякому), а потому, что взгляд современного художника устремлен туда, где нет разницы между высоким и низким" (аннотация на обложке).

В сборнике представлено 12 произведений. Они основаны на материале, собранном у кузбасских шахтеров, солдатских матерей, "юзеров" российского интернета и политтехнологов, у бывших заложников "Норд-Оста", тинейджеров-фанатиков и создателей ток-шоу. Эксперимент с документальным театром начался в нашей стране несколько лет назад - с тех пор вокруг него было довольно много шума, упреков в маргинальности и скандальности. Консерваторы считают, что театр - это таинство, чудо. А документалисты, мол, наоборот, - вытаскивают на сцену всю жестокость и грязь, какую могут найти. Зачем все это делается?

В настоящем вербатиме ничего не привносится от себя, подлинное важнее придуманного. Жизненная фактура, язык толпы, моментальные снимки современной России - то, что не вмещается ни в какие жанровые рамки, та реальность, в которой мы с вами живем, предпочитая ее не замечать. Оказывается, это может быть интереснее любой, пусть даже самой талантливой, фантазии.