Откровенно. Автобиография

О книге

Андре Агасси выпустил автобиографию, которая на практике оказалась биографией теннисиста, написанной журналистом "Нью-Йорк Таймс" и лауреатом Пулитцеровской премии.

Подобно тому, как Агасси-теннисист не смог бы блистать на корте до преклонного 36-летнего возраста без незримой команды тренеров, массажистов и психологов, успешный дебют 39-летнего Агасси-мемуариста был бы невозможен без двух незаменимых людей. При этом на обложку попала фамилия только одного из них. И то лишь потому, что она совпадает с фамилией главного героя. Речь идет о Майке (Эммануэле) Агасси, отце Андре — иранском армянине (чей отец, в свою очередь, убежал от революции из Киева), в 19 лет вошедшем в олимпийскую сборную Ирана по боксу, а уже в 21 по фальшивому паспорту бежавшем в США, чтобы сосредоточить свои нешуточные амбиции на родившихся уже там четырех детях, младшим из которых и был Андре. Именно благодаря этому жесткому, вспыльчивому человеку, с маниакальной прямотой добивающемуся поставленных целей, Агасси стал тем, кем он стал — задиристым вундеркиндом «поколения пепси», заявляющимся на по старинке чопорные теннисные турниры в драных джинсовых шортах и с невообразимой гривой. И никто не догадывался, что теннисная звезда махать ракеткой прямо-таки ненавидит, а попугайский рокерский хаер с 23-летнего возраста был просто париком — увы, ранняя лысина в роду Агассянов передавалась по наследству, как и целеустремленность вперемешку с неуравновешенностью… Остается добавить, что Майк Агасси свою книгу — о том, каково это, лепить вундеркинда, — выпустил еще в 2004 году, когда Андре еще играл. Видимо, сейчас у сына нашлись время и возможность «ответить» отцу.

Второй человек, без которого эта книга не оказалась бы столь интересной, — Джон Мерингер, журналист «Нью-Йорк Таймс», лауреат Пулитцеровской премии и, главное, автор книги «Нежный бар» — лирической автобиографии, в которой накануне собственного 40-летия разбирался со своими подростковыми и юношескими комплексами. По уверениям Агасси, он читал ее урывками во время своего последнего турнира в 2006 году и пришел в такое восхищение, что пожелал немедленно познакомиться с Мерингером, чтобы предложить ему выступить соавтором. Очевидно, именно благодаря йельскому выпускнику в книге не окончившего среднюю школу атлета появились ненавязчивые ссылки на «Одиссею» и Ван Гога. И, что более существенно, череда блистательных побед и позорных провалов выстроилась в стройную драматургию: с мятущимся главным героем, со злодеями и необходимыми сюжетными поворотами. И, конечно, с блистательной развязкой: герой разобрался в себе, обрел семейное и человеческое счастье и уверенно смотрит в будущее. А еще — он любит порой поиграть в теннис.

Спецпроект

Загружается, подождите ...

Персоны