Москва
Москва
Петербург

Fluxus: Поживем - увидим

Выставка самого неэкспозиционного материала из всех возможных. Куча забавных маленьких вещей, картинок, объектов, созданных принципиальными противниками серьезного художественного процесса.

Вообще говоря, выставка «Флюксусов» просто невозможна. Члены этой группы делали все, чтобы не попасть ни в музеи, ни в частные коллекции. Над торгашами искусством откровенно издевались. И очень не любили, когда их называли «группой», потому что считали себя «движением» (flux). Движением, которое должно преобразовать мир на принципах строгой анархии. Первым шагом к мировой победе движения считали организацию жилищно-творческих кооперативов в Сохо, в результате чего довольно запущенный район Манхэттена превратился в цветущий богемный рай. «Флюксус» победил в масштабе одной страны, когда флюксист Витаутас Ландсбергер основал движение за независимость Литвы «Саюдис» (по-литовски «Флюксус»). Но основателем и лидером движения был другой литовец — Юргис-Джордж Мачунас, анархист и сын офицера царской армии. Именно он и настаивал на том, чтобы «Флюксус» не был похож ни на какое искусство, вместо выставок устраивал «эвенты» и фестивали. В них и принимали участие самые разные люди: великий гуру музыкального авангарда Джон Кейдж; его ученик и последователь, открыватель видеоарта Нам Джун Пайк; мрачный немец Йозеф Бойс; упаковыватель всего на свете болгарин Кристо и загадочная Йоко Оно. Ее совместный с мужем Ленноном перформанс «В постели за мир» (1969) был признан вполне флюксистским.

Среди прочих примкнувших был и веселый француз Бен Вотье (или попросту Бен), который принял на себя функцию теоретика, объяснив всем, каковы цели и задачи «Флюксуса». Все просто: «Искусство бесполезно», «Всегда ли новое ново?» Это точно — все эти штучки были придуманы дадаистами еще в 1916-м в цюрихской забегаловке «Кабаре Вольтер». Только флюксисты довели дело старших товарищей до планетарного масштаба — Ландсбергер стал первым президентом свободной Литовской республики. Сам Бен, как оказалось, стал чуть ли не главным коллекционером и собирателем остатков и осколков движения, именно у него и сохранились создаваемые по ходу движения вперед всякие странноватые штучки, вроде набитого какими-то помоечными детскими вещицами «Чемодана» Джорджа Брехта. Именно это собрание драгоценных артефактов и покажут нашему зрителю.

Утешает лишь то, что флюксис том может стать каждый, кто спо собен, например, в соответствии с партитурой мелодично расколошматить скрипку об стол. Кстати, о произношении. На первую в России выставку «Флюксуса» в 1996-м приезжали два замечательно веселых дедушки — Бен Патерсон и Эмнет Вильямс. Они очень повеселили тогда журналистов рассказом о том, что fluxus можно произносить и через «а», в рифму с носками (soсks). Вот таким славным событием и откроется, наконец, Московский дом фотографии, так долго маявшийся со своими выставками по чужим углам.

8 октября 2010,
Загружается, подождите...
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Загружается, подождите...
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация