Возможность острова

О книге

Триумфальный роман Мишеля Уэльбека сурово обличающий общество потребления.

Представляя в прошлом году свою новую книгу, патентованный маргинал Мишель Уэльбек повел себя как типичный современный писатель: назвал "Возможность острова" лучшим своим произведением и попросил все предыдущие свои труды считать лишь подготовкой к нынешнему триумфу. Правда, в отличие от коллег-собратьев на этот раз француз действительно имеет полное право похвастаться.

Казалось бы, автор тасует все те же, давно известные и типичные для него темы и сюжетные ходы. Уэльбек опять выводит в качестве главных героев благополучных представителей европейского "верхнего среднего класса", не имеющих материальных проблем, но при этом сурово обличает общество потребления. Он снова в духе моралистов XVIII века утверждает невозможность простого человеческого счастья и прямо как фантаст середины XX века грезит о появлении расы бесстрастных сверхлюдей. Книга не избегает откровенных описаний на грани (а порою и за гранью) порнографии, но при этом полна философских рассуждений о морали, религии и искусстве.

Однако на этот раз все эти темы перестали наползать друг на друга в беспорядке, а наконец сложились, как детальки паззла, в безупречно цельную картину. Кроме того, появились новые краски и приемы, которые писатель прежде не использовал, — в первую очередь пародия и даже самопародия. В его книге — три рассказчика: сам Даниель и два его клона-потомка, "неолюди" Даниель24 и Даниель25, которые последовательно комментируют исповедь, оставленную их далеким биологическим прототипом. В самый напряженный момент повествования Даниеля, сразу после его разрыва с многолетней подругой, Даниель25 вдруг сообщает, что удалил из рукописи 90 безнадежно устаревших страниц, полных "мучительных размышлений об упадке мужской силы, перемежаемых порнографическими и в то же время гнетущими описаниями неудачных попыток полового сношения с различными андалусскими проститутками". Дело в том, что они… безнадежно устарели. Достаточно вспомнить, как и чем шокировал роман "Элементарные частицы", принесший Уэльбеку всемирную известность, чтобы оценить его самоиронию.

Самая главная неожиданность "Возможности острова" — в романе появляется любовь. Не унылая констатация ее невозможности и не оглушающие свингерские оргии, а подлинная человеческая страсть — та самая, что заставляет людей совершать безумства и геройства и толкает их на далекие путешествия. "Эти несколько часов, — вспоминает 47-летний Даниель свою первую ночь с 22-летней возлюбленной, — были оправданием всей моей жизни".

Спецпроект

Загружается, подождите ...