Петр Кончаловский. К эволюции русского авангарда

О событии

90 картин последователя Сезанна, собранные в Третьяковской галерее в Лаврушинском переулке.

Жизнерадостные и нарядные картины Петра Петровича Кончаловского (1876—1956) — настоящие любимцы публики. Последователь живописной системы Сезанна, в юные годы он попал в фарватер искавшего особый русский путь в будущее Михаила Ларионова, находился в нем, правда, недолго. Природа собственного таланта Кончаловского быстро взяла свое — вдохновляли художника не радикальные идеи и революционные свершения, не поиск истины, а возможности, которые модные веяния предоставляли для опытов с живописной тканью. Безумный эпатаж первой выставки «Бубновый валет» Кончаловский вместе с товарищами ввел в декоративные берега, оформив хорошо узнаваемый, до сих пор популярный у зрителей и коллекционеров стиль. И пусть всемирно-историческое значение его трудов более чем скромно, работы художника стабильно ставят рекорды на аукционах.

Персональные выставки классика отечественного искусства, сумевшего и в сталинские годы гонений на новаторов остаться успешным и уважаемым художником, устраивают довольно часто. Делать их — одно удовольствие: картин трудолюбивый маэстро написал много, хранятся они большей частью под рукой, в родном отечестве — за границами принципиальные вещи одалживать не надо. Масштабный проект Третьяковской галереи, Русского музея и организованного известными во всех поколениях родственниками художника Фонда Петра Кончаловского посвящен в основном его вкладу в новаторское движение. 90 картин, отобранных на выставку, созданы большей частью в 1910-х, под сильным влиянием французов, многие — в теплых, хорошо освещенных солнцем итальянских краях, позднее творчество обозначено пунктирно — не оттого, что плохи. Произведения художника, быстро вошедшие в моду у буржуазных покупателей, позже удовлетворяли взыскательный вкус худсоветов и советской интеллигенции. Великолепный во всех своих превращениях художник не пытался соответствовать, не ломал себя под стиль эпохи — все получилось само собой: пережив серьезный кризис в конце 1920-х, сменил и художественную ориентацию, и красочную гамму, и сюжеты. В отличие от соцреалистических работ коллег, на которые без слез смотреть невозможно, поздние произведения Кончаловского могут составить конкуренцию его ранним работам.