Рулетенбург

О спектакле

Пьеса по роману Достоевского "Игрок", лишенная нарочитой художественности и злободневности.

"По моему мнению, рулетка создана только для русских", — с упоением выговаривает первую фразу спектакля Павел Кравец. В своей дебютной драматической работе актер с бесшабашностью молодого Табакова смакует слова Алексея Ивановича (по Достоевскому, человека бесформенного, бесхарактерного и бесхитростного). Рулетка кружит герою голову, и он готов бросить все к ногам любимой Полины. Бросил бы и игру, но его избраннице этого не нужно — ей бы с собой разобраться: ее сбивают с толку долги и несуразная влюбленность.

Взбалмошная Полина в интерпретации Дарьи Семеновой очень похожа на Лизу Хохлакову из "Бесов", а своей заостренностью, проскальзывающей дерзостью и сипловатым голосом актриса напоминает Елену Яковлеву.

Автор "Рулетенбурга", режиссер и преподаватель Московской консерватории Александр Орлоцки, ловко и гармонично проходит по тонкой грани между нарочитой художественностью и злободневностью, не сваливаясь ни в то, ни в другое. Что достаточно нетипично для режиссеров нового тысячелетия, не умеющих соблюдать подобное равновесие в работах "о социальном" — чуть ли не сознательный "перекос" стал почти нормой. Опыт великих убеждает, что именно актерские провокации на разговор о личном и вдумчивое осмысление текста позволяют променять быстро устаревающую злободневность на долговечную актуальность. И в группе "Декамерон", кажется, это очень хорошо понимают.

Спецпроект

Загружается, подождите ...