Есть ли хоть какая-то надежда на оптимистическое искусство?