АЕС+Ф "Пир Трималхиона" - Фото №0
АЕС+Ф "Пир Трималхиона" - Фото №1

О событии

История о развлечениях богатых и знаменитых на прекрасном южном острове разворачивается на девяти огромных экранах.

Древнеримские нравы на новорусском острове.

Подавляющее размахом видео группы АЕС + Ф (Татьяна Арзамасова, Лев Евзович, Евгений Святский, Владимир Фридкес) в прошлом году потрясало русских в Венеции. Собравшийся на открытие международной биеннале отечественный бомонд с удовольствием смотрел на собственный приукрашенный образ. Исполненное с размахом и тщательностью больших академических проектов минувших веков — только в современном 3D, подправленное по классическим канонам, чтобы ничего безобразного в кадр не попало, отражение оказалось ярким и прекрасным, искусственным, как одна из героинь проекта — вечно молодая Светлана Светличная. Мгновенно и прочно захватывающая внимание публики история о переходящих в оргию развлечениях богатых и знаменитых в многозвездочном отеле на прекрасном южном острове разворачивается на девяти огромных экранах. С избытком набитая цитатами из истории искусств и щедро снабженная ссылками на самые разнообразные источники, панорама завораживает странной пластикой анимированных не до конца, фиксирующих эффектные позы и гармоничные мизансцены персонажей. Все как один невыносимо прекрасные, отобранные в результате многочисленных кастингов герои — не чужие нам люди: в толпе мелькают знакомые по сериалам или вернисажным тусовкам лица.

Красивая жизнь, эффектная смерть выписаны с почти голливудским размахом — особенно мощное впечатление оставляет летящий, преодолевая земное притяжение в коляске, инвалид, заставляющий вспомнить множество художественных летунов разом. По мере нарастания революционной ситуации в царстве победившего гламура закономерно обостряются отношения между трудом и капиталом, белыми повелителями и цветными слугами. Наблюдая за тем, как бедные и богатые меняются местами, как нарастают классовые, расовые, эротические противоречия, как все больше и сильнее низы хотят чего-то совсем другого, а верхи окончательно «сходят с катушек», трудно не вспомнить, что за АЕСами после их «Исламского проекта» закрепилась слава пророков. А после 11 сентября изготовленный художниками образ облаченной в чадру статуи Свободы украшал экраны компьютеров людей, стремящихся понять, как такое могло произойти.

Позаимствовав название и сюжет у Петрония, описавшего пир у разбогатевшего вольноотпущенника, бывшего сначала рабом-любовником, потом — любимцем своего господина, художники не стали маскировать новорусскую роскошь под древнеримскую. Классика всегда актуальна, столетиями описание зачарованных собственными возможностями новых богатых тянется к Петронию: под заголовком «Пир Трималхиона» должен был выйти когда-то «Великий Гэтсби». Конец подобного образа жизни тоже многократно описан — историками, классиками марксизма, журналистами, биографами, писателями. Главное — вовремя начать процесс, чтобы уцелевшим в кутерьме было потом что просматривать на островах.