Сеульский филармонический оркестр

О событии

Корейский дирижер Мюнг Вун Чунг - человек, с которым Москву связывают сложные отношения.

Визит Мюнг Вун Чунга на Фестиваль симфонических оркестров мира — не первый по счету, но по своему эффекту вполне способный потянуть на сенсацию.

Пару лет назад он уже приезжал сюда с Филармоническим оркестром Радио Франции, и тогда лишь знатоки и меломаны со стажем спешили на концерт с горящими глазами — остальным заковыристое имя музыканта ничего не говорило, даже несмотря на наличие в биографии маэстро серебряной медали Международного конкурса им. П. И. Чайковского. То было в 1974 году, и с тех пор столичная публика позабыла имя лауреата. Но явившись вновь спустя — страшно подумать! — тридцать лет и уже в другой, дирижерской ипостаси, Чунг покорил Москву за два часа отведенного ему сценического времени, для начала сыграв тончайший цикл Мориса Равеля «Моя матушка-гусыня», а затем буквально уложив на лопатки всю критику интерпретацией сложнейшей Шестой симфонии Брукнера. А под конец, подмигнув публике словно озорной мальчишка, он так грянул увертюру к «Кармен», что впору было задохнуться от восторга.

Теперь он прибывает сюда со своими соотечественниками — музыкантами Сеульского симфонического оркестра, но продолжает ранее начатую французскую линию — в программе заявлены сочинения Дебюсси, Мессиана и Равеля, а также раритет южно-корейского автора Ынсука Чина. И, будьте уверены, возле Колонного зала образуется давка — и даже не потому, что Чунг отменный дирижер и невероятно артистичный человек (на приеме после концерта Филармонического оркестра Радио Франции он буквально летал от стола к столу, подливая своим оркестрантам водки). Чунг репрезентирует для Москвы другой образ Востока — он не из числа одинаковых, как серийные калькуляторы, виртуозов, ловких, но бездушных: он добавляет опусам европейцев восточное ощущение времени и пространства, завораживающего и притягивающего.