Божья Матерь в кровавых снегах
Time Out

О книге

Эпос, посвященный совершенно неизвестному в европейской России Казымскому восстанию 1933-1934 годов.

Еремей Данилович Айпин — ханты по происхождению, большой региональный чиновник и выпускник Литинститута.

Неудивительно, что его книга — это настоящий эпос, вроде «Илиады» или «Манаса», заключенный при этом в строгую форму классического романа. Посвящен он, как и положено настоящему эпосу, великой и яростной войне. А именно — совершенно неизвестному в европейской России Казымскому восстанию 1933—1934 годов, последней попытке остяков (то есть ханты и манси) отстоять перед бледнолицыми свою свободу и свои обычаи. Как и положено в эпосе, мир Айпина четко поделен на белое и черное. Местные жители — шаманы, вожди, охотники и, главное, героиня — женщина по имени Мать Детей — честны, великодушны и находятся в постоянном прямом общении с богами, а пришельцы — коварны, жестоки и глухи к божественному.

Еще, как и свойственно эпосу, роман полон воистину первобытных жестокостей: «Мать развязала тесемки ягушки от шеи до пояса, медленно вытащила правую грудь, а из берестяных ножен на правом боку достала поясной нож. Посидев мгновение неподвижно, словно в оцепенении, острием лезвия надрезала грудь и, когда засочилась кровь, прижала к себе сыночка и дала ему кровоточащую грудь. С неба кротко смотрело на нее печальное Солнце».

Некоторые горячие столичные головы прямо называют Айпина «наиболее вероятным кандидатом на Нобелевку из пишущих по-русски». Действительно, в мировые тренды постколониализма и аутентизма его творчество вполне укладывается.

Спецпроект

Загружается, подождите ...