Песня не про любовь. Провинциальные танцы (Екатеринбург)

О спектакле

Балет о жизни в Екатеринбурге, поставленный голландскими хореографами.
Взять двух симпатичных геев-хореографов, привыкших к своей тюльпановой, марихуанной, беспечной Голландии. Забросить их на один зимний месяц в город Екатеринбург. Пусть проникнутся этими пространствами. Порадуются этой погоде. Оценят эту архитектуру (особенно то, что построили в последние пятнадцать лет, — но в советские времена
местные творцы тоже зажигали: как вам идея построить дом в форме серпа и молота?). Предложить им там поставить спектакль. И посмотреть, что выйдет.

Полтора года назад несколько директоров иностранных культурных центров в Москве затеяли проект «Интраданс» — выделили деньги для того, чтобы в семь российских театров танца приехали на постановку европейские хореографы. Результаты получились разными, но в целом проект вышел довольно удачным — три спектакля программы оказались в шорт-листе «Золотой маски». В том числе — вот эта «Песня не про любовь». Но ни в одном спектакле из семи не чувствуется более такого искреннего ужаса перед нашим отечеством, как в постановке Ури Ивги и Йохана Гребена.

На пресс-конференции один из них сказал, позабыв про обычные правила политеса, этак тихо и проникновенно:
«Знаете, Екатеринбург очень некрасивый город». И вот эта некрасота, эта зима, эти впечатления от местных гопников — все вылилось в танцевальный текст. По сцене марширует маленькая толпа, бежит и дерется, подчиняется и безнадежно никнет. Какая-то вечная война; нескончаемый раздрызг, и будто не твердая сцена под ногами, а грязные колдобины. Неуют и агрессия; жуткая одежонка; тревожный и страшный свет. «Провинциальные танцы», театр Татьяны Багановой, воспроизводят эти панические дневники иностранцев с явным сочувствием к авторам. Но и с каким-то легким недоумением — ну да, мы так живем. И что такого?